Илья ШтуцаИлья Штуца работал фотокорреспондентом в хабаровской газете «Молодой Дальневосточник», в Петербурге сотрудничал с газетой «Невское время», в настоящее время — независимый документальный и уличный фотограф, член международного коллектива Observecollective.com.

 

 

Обычно я не снимаю репортаж. Просто потому, что не работаю ни на какое издание, а из любви к искусству мне гораздо интереснее бродить по улицам куда глаза глядят и играть с миром в игру «удиви меня». Иначе это называется «уличная фотография».

Илья Штуца

Но, разумеется, в прошедший День России я оказался на Марсовом. Я даже могу сказать, что счел своим гражданским долгом там оказаться: и не потому, что я поддерживаю Навального — у меня к нему довольно сложное отношение. Просто потому, что я фотограф, и не парад же цветов на Невском снимать, когда здесь происходит, не побоюсь еще одного пафосного слова, историческое событие.

Илья Штуца

Вообще уже очень давно невозможно себе представить, чтобы происходило что-то важное и рядом не оказалось ни одного фотографа. Не буду вдаваться в банальные рассуждения о духе времени, просто отмечу, что подобные события, если быть точным, привлекают три разных категории фотографов. Во-первых, это профессиональные репортеры — люди, которые выполняют редакционное задание (или знают, что так или иначе куда-то продадут свою съемку). Собственно, основная их задача — показать событие, как оно есть, и сделать это качественно. А вот снять выдающуюся фотографию, такую, которая войдет в историю — это уже сверхзадача. Ни один человек в здравом уме не скажет себе: «Я сейчас пойду на митинг и сниму шедевр».

shtutsa_miting_03
Любитель вроде меня (или независимый фотограф-документалист — называйте, как хотите) тоже, разумеется, не рассчитывает снять шедевр. Но поскольку у него нет необходимости выдать пригодный для публикации материал, он может работать более спокойно, пытаясь, скажем, уловить атмосферу, дух происходящего.
Третья категория — это все остальные. Камера в телефоне, равно как и привычка фиксировать происходящее, сейчас есть у каждого, так что фотограф теперь даже не каждый второй, а каждый первый. И, кстати, не всегда можно на глаз отличить «простого зеваку» с айфоном от профессионала. Например, один из лучших петербургских фотографов Сергей Максимишин был замечен на митинге 12 июня, снимающим происходящее на телефон. Позже он написал в своем фейсбуке: мол, пришел по малой гражданской нужде и камеру не взял, потому что снимать не собирался, но не выдержал. Однако в съемке события на телефон есть и вполне очевидный практический смысл: камера в телефоне дает качество, достаточное для публикации в интернете, так что, если работаешь на новостной сайт, можно передавать изображения сразу в редакцию.

shtutsa_miting_04

У фотографа, работающего на официальное СМИ, есть, казалось бы, очевидное преимущество перед любителем — наличие пресс-карты. В мае этого года на встрече с главными редакторами петербургских СМИ в Союзе журналистов заместитель начальника ГУВД СПБ и ЛО по охране общественного порядка Виктор Подколзин заверил собравшихся, что для работы на массовых мероприятиях журналисту достаточно пресс-карты и никаких направлений не надо. Это официально. По неофициальным данным, был разговор с руководством ГУВД, чтобы полиция вообще не мешала работать фотографам (если они не мешают работе полиции). Оно, в общем, и понятно: когда события развиваются стремительно, вряд ли представитель полиции с вежливой улыбкой подойдет к фотографу, представится и попросит предъявить редакционное удостоверение. Не та ситуация. Тем более что в итоге договоренность руководства ГУВД с Союзом журналистов все же была нарушена: среди задержанных на митинге оказались, как минимум, два фотографа и одна пишущая журналистка. То есть, получается, на самом деле нет никакой разницы?

Конечно, есть. Собираясь идти снимать публичное мероприятие, на котором возможны массовые задержания, надо быть готовым ко всему. Если есть пресс-карта, ее надо взять с собой. Это, скорее всего, никак не понизит вероятности задержания полицией, но повысит вероятность того, что вас сразу же отпустят, вместо того, чтобы продержать в участке несколько суток и присудить административное наказание. Но и тут надо помнить, что вероятность не есть абсолютная гарантия. Безусловно, точно знать свои права полезно. Еще лучше — распечатать «памятку задержанному» и иметь при себе, на всякий случай. И Конституцию РФ хотя бы прочитать, несмотря на то, что она у нас не очень выполняется — это основной закон, пусть и декларативный.

shtutsa_miting_05
На самом митинге нужно, прежде всего, определиться, пришли вы снимать или выражать свою гражданскую позицию. Если второе, то можно все. Если первое, то лучше не выкрикивать никаких лозунгов, не носить одежду с провокационными надписями, не пытаться отбить у полиции задержанных (и вообще не вступать с ними в конфликт, не стоять у них на пути, например), не влезать на столбы и ограждения — в общем, не делать ничего такого, что может быть расценено как нарушение порядка. Еще желательно все время осознавать, что происходит сзади, даже когда прямо перед тобой творится нечто такое, что нужно снять обязательно. То есть увлекаться съемкой события можно и нужно — за этим мы туда и идем, но общую картину происходящего лучше представлять.

shtutsa_miting_06

Работа фотографа на событии начинается часто за несколько дней до самого события. Потому что надо вообще узнать о том, что оно планируется, и сказать себе — да, я там буду. Это я, опять же, не про снимающих по заданию редакции, а про тех, кто может снимать, а может не снимать. Человек по своей природе существо ленивое, и если можно чего-то не делать, он склонен этого не делать. Фотограф же должен быть в некоторой степени одержимым. Как сказал один хороший фотограф, для того, чтобы сделать хорошую фотографию, прежде всего надо оторвать задницу от дивана. Это очень и очень правда.

Илья Штуца

Что касается самого процесса съемки, я попробую проговорить одну вещь, кажущуюся мне довольно очевидной, но о которой крайне редко упоминают. Дело в том, что во время работы у фотографа в сознании происходят несколько разных процессов, которые со временем начинаешь выделять и отслеживать. Во-первых, нужно оказаться в нужном месте в нужное время. И это я сейчас уже не о том, чтобы узнать про событие и прийти на него. Внутри события можно быть там, где не происходит ничего интересного, или быть там, но тупо не успевать сделать правильный кадр, а можно оказываться ровно в нужном месте в нужную секунду. Тут есть как бы два уровня. Первый — работа сознательного ума: все время оценивать поступающую информацию и принимать правильное решение. Понятно, что если в репродуктор объявляют, что разрешенный митинг переносится в Удельный парк, просят всех пройти в подготовленные автобусы и говорят, что любая общественно-политическая активность на Марсовом поле будет считаться незаконной и пресекаться полицией, а на краю поля в это время поигрывает дубинками ОМОН, значит надо идти в сторону ОМОНа, а не в сторону автобусов. И если над толпой летает гигантская надувная уточка, а в это время ОМОНовцы стоят, сцепив руки, сдерживая толпу, логично встать перед их цепочкой и дождаться момента, когда уточка окажется над их головами. А когда уточка окажется в руках полиции, надо собрать в один кадр, как тащат уточку и очередного задержанного. Это все очевидный мыслительный процесс, который происходит очень быстро, потому что события развиваются стремительно, но который тем не менее можно отрефлексировать. Но есть и другой, более тонкий процесс, который имеет отношение к состоянию. Если я нахожусь в правильном состоянии — за неимением лучшего термина его можно назвать состоянием потока, — то я все время оказываюсь именно там, где надо, и именно в нужный момент. А стоит выпасть из потока, я тут же начинаю промахиваться. Это состояние можно и нужно культивировать сознательно, есть куча разных техник — актерских, психологических и так далее. Но и это еще не все. Даже если находишься в правильном состоянии и именно там, где происходит самое интересное, нужно еще сделать сам снимок. То есть в условиях очень быстро поступающей информации включить в кадр то, что надо включить, и отсечь все лишнее. Понятно, что это тоже сознательный навык, которым должен владеть каждый фотограф, называющий себя профессионалом. Но тут есть тонкий момент: очень многие мастера говорят, что хорошая фотография — всегда подарок. Лучше всего это сформулировал Рагу Рэй: «Если в игру не вмешалось сверхъестественное, фотография остается настолько хороша, насколько хороша может быть информация». Говоря без мистики, хорошая фотография получается, когда в работу включается не только ум, но и какая-то более тонкая часть сознания, которую мы обычно не отождествляем с собой. Ну, хорошо, тут ведь нельзя провести точную границу — где кончаюсь «я» и где начинается мир. Поэтому Алекс Уэбб, например, говорит, что хорошая фотография получается в соавторстве с миром. Я бы расшифровал это так: фотограф должен делать все возможные сознательные усилия, чтобы быть в нужное время в нужном месте и успевать выстроить настолько хорошую картинку, насколько успевает сознание. Но при этом он должен четко понимать, что этого недостаточно, и что нужно быть открытым любым неожиданностям и подаркам.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus