3 ноября 2016 года в 18.00 в галерее Art of Foto открывается выставка абхазского фотографа-документалиста Отто Лакоба «Жизнь других». В экспозиции представлены черно-белые фотографии, напечатанные вручную на серебряно-желатиновой бумаге.

«Мое детство проходило на берегу Черного моря, в Абхазии, среди субтропических пальм и кипарисов. Демонтаж Советского Союза шел полным ходом, а в летнем зное уже витала близость войны, в которую никто не верил. Детство неожиданно закончилось в августе 92-го, когда нас спешно эвакуировали с военного аэродрома. 

Несколько лет назад я вернулся на родину, решив, что нужно отыскать свою идентичность, переосмыслить то, что у меня отняли, и попробовать рассказать об этом посредством фотографии. Для современного мира Абхазия — это белое пятно на карте, очередная горячая точка. Но война окончилась более 20-ти лет назад, и сегодня это небольшая, суверенная страна. Странно ощущать себя фотографом настоящего, когда все живут прошлым. В абхазском языке пять прошедших времен. Видимо, абхазы, отдавая предпочтение прошлому, никогда всерьез не относились к настоящему, но в них всегда теплилась надежда на будущее».

Выставка продлится до 3 декабря.

Об авторе

Отто Лакоба 32 года, документальный фотограф. Родился в Санкт-Петербурге, окончил университет аэрокосмического приборостроения. В 2009 году переехал на историческую родину, в Абхазию, чтобы больше времени уделять фотографическим поискам. Участвовал в фотовыставках в Абхазии и Турции, публиковался в «Russia Beyond the Headlines» (иностранный проект «Российской газеты»), «Bird in Flight»,«El Pais» и др. В настоящее время учится в Школе документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова.

Эссе Отто Лакоба

«Если выпало в Империи родиться…»

Одни деревья цветут рано, другие — позже, третьи — еще позднее.
Всему свое время.
Так и народы.
Одни пережили свой расцвет и давно угасли, другие — только сегодня в буйном цветении.

Было когда­-то на Кавказе могущественное Абхазское царство, но осыпались каменные лепестки его крепостей. И лишь древний храм в селе Лыхны на фоне снежных горных вершин продолжает излучать теплоту и свежесть цветка. Загляните в него и увидите: как и тысячу лет назад здесь идет служба, горят свечи, загадочно молчат иконы.

В абхазском языке пять прошедших, одно настоящее и два будущих времени. Видимо, абхазы, отдавая предпочтение прошлому, никогда всерьез не относились к настоящему, но в них всегда теплилась надежда на будущее. История, дух, возможности народа отразились в его языке. В 1930 г. Осип Мандельштам отмечал: «Язык абхазов мощен и полногласен…; можно сказать, что он вырывается из гортани, заросшей волосами».

Первое прошедшее.

В разное время территория Абхазии, зажатая между Черным морем и Кавказским хребтом, привлекала внимание римской, византийской, иранской, арабской, хазарской, турецкой, российской империй, либо становилась их частью. Страна испытала влияние не только древневосточной культуры, но и античных Греции и Рима, а также Византии и Генуи. В первом веке христианскую проповедь здесь вели апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит.

Второе прошедшее.

Мировоззрение абхазцев резко отличает их даже от соседних народов. В Абхазии, например, не существовало феодальной собственности на землю, не было крепостного права, нищих; княжеских детей отдавали на воспитание в семьи «чистых» крестьян, отчего не было сословных противоречий. Феодал не имел права отнять у крестьянина землю, оскорбить, а тем более поднять на него руку. Быт общины был милитаризован. Подобная система сохранялась на протяжении столетий и существовала вплоть до XX века.

Третье прошедшее.

После присоединения Абхазии к России в XIX веке власти активно занялись здесь культуртрегерством. В селе Лыхны, средневековой столице Абхазии, открыли школу для абхазских детей. Как только русский учитель в европейском костюме и очках вошел в класс, все дети разбежались. На второй день повторилось то же самое.

Только потом поняли, чего они испугались. Наконец, учитель вошел в класс в черкеске, с кинжалом на поясе, в папахе, и все с удовольствием стали учиться.

Четвертое прошедшее.

В XX веке Абхазия пережила ряд революций и войн: в 1918 г. была в составе Горской республики, затем — оккупирована Грузией (1918 – 1921 г.). С марта 1921 г. по февраль 1922 г., до образования СССР, существовала независимая ССР Абхазия. Затем статус ее понижался вплоть до автономной республики в составе Грузинской ССР (1931 – 1991 гг.). В 20­х годах в Сухуме на набережной была кофейня и называлась она «Кайф». Приехала комиссия с московскими партийными бонзами, им понравился кофе, но не понравилось такое несоветское название. Обратились к главе правительства Абхазии Нестору Лакоба. Тот выслушал и отдал распоряжение: назовите «Кайфующий пролетарий»!

Пятое прошедшее.

В результате распада СССР 14 августа 1992 г. только что вступившая в ООН Грузия развязала войну против Абхазии. Погибли тысячи молодых людей, уничтожались памятники истории и культуры абхазского народа, музеи, архивы, библиотеки, театры, институты. Территория Абхазии была освобождена 30 сентября 1993 года, а 26 августа 2008 г. Россия признала Республику Абхазия независимым государством.

Оглядываясь назад, невольно наталкиваешься на периоды пассионарности нашего народа: Абхазское царство, Горская республика, Республика Абхазия… Сегодня Абхазия — небольшая, суверенная многонациональная страна (около 300 тыс. жителей). Помимо абхазов, в ней проживают русские, армяне, грузины, греки, эстонцы, турки, поляки, евреи, немцы и др. Здесь мирно уживаются люди разных конфессий — православные, католики, мусульмане, иудеи, протестанты. Имперские периоды составляют столетия в истории Абхазии, но народ сумел сохранить свою идентичность, своеобразие и колорит, несмотря на некоторые уродливые стороны жизни, доставшиеся в наследство от войны, разрухи, блокады.

Как здесь не вспомнить замечательные строчки Иосифа Бродского из «Писем римскому другу»:

Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.
И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники — ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Адрес: Санкт-Петербург, ул. Большая Конюшенная, д. 1.
Часы работы: среда — воскресенье с 12.00 до 20.00.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus