19 ноября 2014 года в Главном штабе открывается выставка «Дада и сюрреализм из собрания Музея Израиля».

В экспозиции показаны живописные произведения, скульптура, коллажи, фотографии художников XX столетия, не представленные в собрании Эрмитажа. Особый интерес вызывают работы Марселя Дюшана, Ман Рея, Рене Магритта, Жана Миро. Влияние дадаизма и сюрреализма на мир искусства было весьма продолжительным, поэтому в состав экспозиции вошли и более поздние работы — произведения Джозефа Корнелла, Брассая и Александра Колдера. 

Выставка дает представление о дада и сюрреализме как об универсальных интеллектуальных и идеологических движениях, сломавших границы, заново определивших бытие и способы мировосприятия. Представители этих течений бросили вызов традициям, применив новаторские материалы и подходы, изменившие язык искусства. В рамках выставки продемонстрированы ключевые составляющие этих направлений: неожиданные сопоставления образов, автоматизм в его развитии, метаморфоз и фантастические пейзажи. 

Дадаизм, порожденный на свет трагедией Первой мировой войны, возник в 1916 году в Цюрихе, а затем стремительно распространился на Берлин, Ганновер, Кельн, Нью-Йорк и Париж. С точки зрения дадаистов, война окончательно подтвердила несостоятельность рационализма и буржуазной культуры конца XIX века. Начало движению положили антивоенные выступления в Цюрихе, в «Кабаре Вольтер». В манифесте дада 1918 года румынский поэт Тристан Тцара утверждает, что детское, но наводящее на размышления слово «дада» (dada во французском языке — «детская лошадка на палочке»), наугад взятое из французско-немецкого словаря, на самом деле не означает ровным счетом ничего. Намереваясь сломать общепринятые принципы и разрушить традиционный язык искусства, дадаисты обращались к радикальным идеям и способам художественного выражения. Коллаж, ассамбляж, монтаж, реди-мейды, фильмы и выступления дадаистов расценивались как нигилистическое антиискусство.

Сюрреализм, зародившийся в Париже после 1919 года из дадаистского «брожения», — воплощенная революция духа и поиск новой реальности. Руководствуясь наблюдениями Зигмунда Фрейда в области бессознательного, сюрреализм в манифесте 1924 года дал голос иррациональным и творческим силам, таящимся в человеческой натуре. 

Случайность, автоматизм, биоморфные формы, сновидения и манипуляции с обыденными предметами являются отличительными чертами работ таких непохожих друг на друга художников, как Андре Бретон, Макс Эрнст, Жоан Миро, Рене Магритт, Сальвадор Дали и многих других.

Хотя с момента появления этих основополагающих течений минули десятилетия, творческий потенциал, критика и ирония, свойственные дадаизму и сюрреализму, все еще способны обретать новые формы, шокировать и провоцировать публику. Использование находок разного рода и реди-мейдов при создании дадаистских и сюрреалистических коллажей и объектов разрушало границы между искусством и жизнью. Привычные вещи, представленные в неожиданных сопоставлениях, интригуют и дезориентируют зрителя. Это позволяет высвободить поэтический потенциал предметов, в результате появляется объект сновидений, «извлеченный из неизведанных глубин подсознания». 

Дадаизм использовал стремительное развитие радио, кинематографа, промышленного производства и иллюстрированной печати. Членами международной группы дадаистов можно назвать Курта Швиттерса, Ханну Хёх, Макса Эрнста, Марселя Янко, Мана Рэя и Марселя Дюшана, некоторые из них позже стали сюрреалистами. Их методы включали в себя приобретение, редактирование и компоновку готовых объектов, текстов и печатных изображений. Случайность и ироничность стали их главным оружием. 

Реди-мейды являлись вызовом произведениям искусства, созданным художниками в классической манере, а также собственно понятию самовыражения. Эстетизация обычных вещей (расчески, сушилки для бутылок, вешалки), выставлявшихся без каких-либо изменений, поставила под вопрос трансформацию объекта при экспонировании в музеях и галереях. Отныне именно идея, стоящая за экспонатом, становилась актом созидания, что предвосхищало концептуальное искусство конца XX века. Дадаисты сознательно минимизировали ценность оригинального предмета искусства, равно как и значение труда, мастерства художника. 

Радикальные творения Дюшана появились еще до войны, независимо от дада. Андре Бретон называл его реди-мейды предшественниками сюрреалистического объекта. Они стали визуальными аналогами мощных поэтических метафор, встречающихся в ключевых текстах сюрреализма.

Коллажи и объекты и позже вдохновляли мастеров (таких, например, как Джозеф Корнелл), и превратились в основную форму современного искусства, став источником для развития инсталляций, дизайна, привязанного к конкретному месту, а также рекламы. 

Биоморфизм в искусстве — тенденция изображать странные органические формы, вызывающие смутные ассоциации с природными объектами. Человеческое тело, растительный мир, водные пространства и звездное небо вдохновляли мастеров на создание картин, рельефов и скульптур. Жан (Ханс) Арп, Ив Танги и Рауль Юбак, каждый из которых работал в собственном характерном стиле, на грани между фигуративным и абстрактным искусством, создали свой язык «биоморфов».

Сюрреалисты возвеличивали магию и трансформационный процесс метаморфоза и скрещивания. Метаморфоз в творчестве Пикассо оказал влияние на сюрреалистов 1920-х годов. Он стал одновременно сюжетом и техникой фигуративных картин Леоноры Каррингтон, равно как и более абстрактных автоматических работ Андре Массона. Метаморфоз подтверждал способность человеческого воображения выходить за рамки реальности, разумности и отправляться навстречу непостижимому. Культура и мифология американских индейцев и жителей Океании послужили для сюрреалистов образцом неограниченной выразительности и источником сюжетов метаморфоза людей и растений. Макс Эрнст, проявлявший интерес к экзотическим культурам, алхимии и сверхъестественным явлениям, считал, что художник должен вернуться к свойственной мифологическому сознанию духовной гармонии с природой, которая была утрачена по мере распространения христианства, западного рационализма и развития технологий. 

Кураторы выставки «Дада и сюрреализм из собрания Музея Израиля» — д-р Адина Камиен-Каждан, куратор (им. Давида Рокфеллера) отдела искусства XX века (им. Стеллы Фишбах) Музея Израиля, Иерусалим, и М.О. Дединкин, заместитель заведующего Отделом западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа.  

К выставке подготовлен научный, иллюстрированный каталог (Издательство Государственного Эрмитажа, 2014), который предваряет вступительное слово М.Б. Пиотровского, генерального директора Государственного Эрмитажа, Джеймса С. Снайдера, директора Музея Израиля, и Амира Г. Каибири, президента Фонда Эрмитажа в Израиле. Авторы статей — д-р Адина Камиен-Каждан, д-р Вернер Шпис, д-р Дон Эйдс, Музей Израиля. 

Музей Израиля 

Музей Израиля является крупнейшим культурным учреждением государства Израиль и одним из ведущих музеев археологии и искусства в мире. Основанный в 1965 году, Музей обладает энциклопедической коллекцией — от экспонатов доисторических времен до современного искусства. Эта многогранная коллекция представлена отделом искусств Бецалель, отделом археологии имени Бронфмана, отделом еврейской культуры и искусства и Детским отделом имени Рут. Благодаря помощи и поддержке спонсоров всего мира всего за сорок лет своего существования музей стал обладателем около 500.000 экспонатов и превратился вo всемирно признанный и неисчерпаемый источник культурных ценностей для Израиля, Ближнего Востока и всего мира.

Выставка продлится до 15 января 2015 года.

 

Адрес: Санкт-Петербург, Дворцовая пл, д. 6/8.
Часы работы: вторник, четверг — воскресенье с 10.30 до 18.00. Среда с 10.30 до 21.00.

Анонс предоставлен Государственным Эрмитажем

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus