греческий фотограф, Греция, фотопроект, фотография, внутренний мир, РОСФОТО, выставка фотографий, Санкт-Петербург, Стратис Вогиатзис, Stratis Vogiatzis, караван, остров Хиос, прошлое, память, антропология, ПФСтратис Вогиатзис, греческий фотограф, антрополог по образованию, уроженец знаменитого острова Хиос, представил в «РОСФОТО» свой проект «Внутренний мир». Его фотографии старых домов родного острова и их интерьеров — попытка возвращения к корням своей юности и своего народа. О чувствах, выраженных в снимках, Стратис поделился с ПФ.

— «Остров Хиос, остров Самос, остров Родос, Я немало поскитался по волнам. Отчего же я испытываю робость, прикасаясь к вашим древним именам?»…

— К сожалению, этого нельзя сказать о самих греках. Они не осознают, где живут, и в современной греческой культуре это серьезная проблема — проблема самоидентификации общества.

— Вы родились на этой земле, насколько проект «Внутренний мир» — попытка вернуться в себя, в утерянное время, в свое детство?

— Я много путешествовал, работал в разных странах, и по мере взросления меня все больше и больше увлекала мысль обратиться к знакомым мне вещам и попытаться исследовать свой собственный кусочек родины, а не писать о странах, о которых я ничего не знаю, с культурой которых не знаком, как с Индией или Африкой. Для меня важно изучать то, что мне близко, открывать новые возможности в знакомом, смотреть на привычное другими глазами. Это внутренняя потребность вернуться назад к тому, что сформировало меня как личность, и понять, что еще оно может мне дать, чему еще научить. Думаю, что прежде чем фотографировать внешний мир, мы обращаем камеру внутрь себя, исследуя собственный внутренний мир. Поэтому так важно чувствовать связь с каким-то местом: только так можно говорить о своих переживаниях. И начинать лучше всего с того, что тебе близко — семья, друзья, дом, место, где ты вырос. Ты исследуешь, возвращаешься снова и снова, проживаешь те же ситуации.

греческий фотограф, Греция, фотопроект, фотография, внутренний мир, РОСФОТО, выставка фотографий, Санкт-Петербург, Стратис Вогиатзис, Stratis Vogiatzis, караван, остров Хиос, прошлое, Ролан Барт, память, антропология, Тарковский, ПФ

© Стратис Вогиатзис. Из серии «Внутренний мир»

— Стратис, что происходит, когда Вы открываете дверь доселе незнакомого дома? Что Вы ожидаете там увидеть? Как определяете, подходит Вам это пространство или нет?

— Расскажу, как все вообще началось. Однажды я совершенно случайно попал в один из старых домов, и мне стало интересно, есть ли еще подобные. Так что все началось с желания найти свидетельства прошлого, что-то из ушедшей жизни, которая базировалась на простоте, достоинстве, солидарности. Я подумал, что документирование того, что сохранилось в этих домах, будет хорошим способом поговорить об утерянных принципах жизни. Другими словами, все родилось из потребности документального, исторического исследования. Но постепенно я понял, что в этом есть нечто более глубокое. Я оказывался под все большим и большим влиянием этих пространств: их энергетики, вибраций, моих собственных ощущений. Из антропологического исследования проект превратился в личное повествование, из внешнего пространства перешел во внутреннее. Я стал исследовать связь, возникавшую между помещениями и моим внутренним миром. Возвращаясь к вашему вопросу: открывая дверь в новый дом, я пытался почувствовать эту связь. Проект «Внутренний  мир» — о встрече места и меня, о том, как место влияет на меня и меняет меня. И когда я испытывал почти религиозное чувство, на грани транса, я понимал, что я там, где должен быть, что это то, о чем я хочу говорить.

— Вы интересовались историей домов, судьбами тех, кто в них жил? Или для Вашего проекта это было неважно?

— В большей или меньшей степени. Я говорил с людьми, которые жили в домах, они рассказывали мне истории, связанные с ними. Я читал книги. Так что это было комплексное исследование. И я пытался отразить все это в фотографиях, но не в жанре репортажной документалистики, а в форме художественного высказывания.

— Ролан Барт связывает парадигму фотографии со смертью. Какие у вас были ощущения во время съемок покинутых жилищ?

— Для меня фотография — это одновременно и смерть, и жизнь. Она схватывает момент, который сохранится во времени, останется в памяти. Эти пространства, чаще всего покинутые, связаны с прошлым, с воспоминаниями, с историями, поэтому они мертвые. Но в то же время благодаря фиксации они остаются живыми, яркими, они транслируют ушедшую эпоху, те принципы простоты и бедности, которые ушли в прошлое. Мой проект говорит о смерти и памяти, но фотография обладает магическим свойством сохранять все для вечности.

— Другими словами, пространства живы не сами по себе, их жизнь началась с момента появления на пороге фотографа?

— Да, ведь если бы не фотограф, то кто бы узнал их историю?

греческий фотограф, Греция, фотопроект, фотография, внутренний мир, РОСФОТО, выставка фотографий, Санкт-Петербург, Стратис Вогиатзис, Stratis Vogiatzis, караван, остров Хиос, прошлое, Ролан Барт, память, антропология, Тарковский, ПФ

© Стратис Вогиатзис. Из серии «Внутренний мир»

— Необходимо ли было предварительное изучение места, чтобы понять изменение световых и цветовых нюансов в течение дня, привыкнуть к нему, ощутить его вибрации?

— Обычно я проводил в доме целый день и снимал на больших значениях экспозиции с минимальным количеством света. Я пытался направить свет лучами в разных направлениях. Если мне не нравился свет, я возвращался снова и снова. Это было очень сильное переживание, сравнимое с нахождением в храме. Я внимал вибрациям дома, его призракам. Пространства сильно влияли на меня, они снились мне ночами, преследовали меня, поглощали, это было как наркотик. Я ходил в дома как одержимый, оставался там часами, погружался, лишь иногда «выныривая» на улицу, чтобы вдохнуть воздух.

— Ваша одержимость прошла?

— Да, все закончилось. Я сказал то, что хотел, то, что должен был, высказался. Это был уникальный опыт, сейчас он закончен, и я занимаюсь другими вещами. Это как в жизни: что-то завершается, и надо идти дальше.

— Если говорить о других вещах, то по образованию Вы антрополог. Что для Вас первично — фотография или антропология? И то, и другое рассказывает о мире, о людях.

— Думаю, я не очень хороший антрополог, иначе я бы занимался антропологией. Я не ученый и принадлежу скорее миру поэзии. Фотография подходит мне больше, я получаю колоссальное удовольствие от съемок и сейчас очень скучаю по фотографии, потому что увлекся фильмами. Фотография — важная часть меня. И разница не в сложности или простоте того или иного занятия: это не те категории, которыми здесь следует оперировать. В фотографии я использую все те знания, что я приобрел в сфере антропологии, не наоборот: я кладу антропологию на алтарь фотографии.

— Ваши работы очень живописны, колористичны. Вы говорили о влиянии фильмов Тарковского и прозе Достоевского.

— Да, и Тарковский, и Достоевский оказали на меня огромное влияние и сильно вдохновили. Мне оказался близок их подход к погружению во внутренний мир человека, к изображению тех противоречивых сил, которые управляют его душой. Они говорят о человеке как есть — честно и правдиво. Да, их творчество зачастую депрессивно, но их честность и есть для меня залог оптимизма.

греческий фотограф, Греция, фотопроект, фотография, внутренний мир, РОСФОТО, выставка фотографий, Санкт-Петербург, Стратис Вогиатзис, Stratis Vogiatzis, караван, остров Хиос, прошлое, Ролан Барт, память, антропология, Тарковский, ПФ

© Стратис Вогиатзис. Из серии «Внутренний мир»

— После посещения Вашей выставки у многих может возникнуть вопрос: можно ли сейчас найти такую Грецию, не туристическую, а интимную и очень личностную?

— Я очень зол на Грецию, на то, как обращаются с историей, культурой, как греки ведут себя в повседневной жизни как граждане и члены общества. На протяжении всего двадцатого века Греция была бедной, и образование стало доступно лишь предыдущему поколению. Когда пришли деньги, в конце 1970-х — начале 1980-х годов, люди стали забывать, как они жили. Деньги приносят забвение. С появлением принципов потребления люди вобрали в себя ложный образ, чуждый им, — словно надели костюм, который им не подходит, и не замечают этого, ведут себя как куклы, клоны. Туризм — настоящее зло для Греции, катастрофа. Он приносит легкие деньги, и об истинном наследии никто не заботится. Речь идет лишь о продаже продукта, в то время как Греция должна быть проживанием, опытом для иностранца, а не продуктом, в который ее превратили. Но я верю, что есть места в Греции, где турист, если хочет, может найти аутентичность. Есть еще уголки — острова, деревни, — где сохранились красивые, настоящие места. И наш новый проект «Караван» как раз и нацелен на поиск таких мест. Мы пытаемся найти ушедшую простоту и рассказать, что в ней и состоит наше будущее, не прошлое. Мы должны вернуться к простоте.

— Вы верите, что ваш проект поможет людям вернуть идентичность?

— Это слишком громко сказано, но я надеюсь, что наша работа заставит людей задавать себе вопросы: кто они, что для них важно, чем они живут, насколько сильны фальшь и лицемерие в обществе. Через наш проект мы стремимся начать диалог, хотим обсуждать, обмениваться мнениями, создавать пространство для социальных изменений. Конечно, иногда мы разочаровываемся, но продолжаем верить.

— Не напоминает ли все это возвращение на Итаку через много лет странствий? Оправдаются ли ожидания?

— Кавафис сказал: не переживай, если Итака выглядит не так, как ты ожидал. Она и не должна быть прежней, но она дала тебе толчок для твоего странствия. Хиос — моя родина, я постоянно возвращаюсь туда, но в то же время не могу там жить. Это целый мир, который я хочу исследовать, изучать, раскапывать, и это бесконечный процесс. Но вместе с тем это тюрьма для меня. Я живу там, уезжаю и всегда возвращаюсь. Я испытываю потребность в путешествии: оно еще не закончено, я должен быть в дороге. По многим причинам. Во-первых, это способ моего существования, а во-вторых, я люблю общение, люблю встречать новых людей. Как сказала Гертруда Штайн: «Какой смысл иметь корни, если не можешь взять их с собой?» Это правда.

 

Со Стратисом Вогиатзисом беседовал Борис Тополянский
© «Петербургский фотограф», 2014 г.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus