Александр Гальперин, история + фотография, Невское время, проект + фотография, фотограф, фотография, фототема, газета, журналистика, репортаж, портрет, съемка

Что такое счастье для фотографа? О специфике работы в газете, востребованности и собственных фотопроектах корреспондент ПФ побеседовал с Александром Гальпериным, фотожурналистом петербургской газеты «Невское время».

— Александр, у Вас несколько образований. Расскажите о Вашем долгом пути в фотографию.

— После школы я служил в армии и долго пытался поступить в педиатрический. Наконец, поступил, но быстро понял, что люблю детей меньше, чем это требуется от врача, и ушел. Тогда я еще не знал слов «профессиональное выгорание», но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что правильно сделал, потому что иначе я бы не выдержал. В силу своего характера я очень подвижный человек, и мне трудно выносить рутину. Потом я поступил в Санкт-Петербургский Университет, окончил факультет журналистики и даже писал. Параллельно я работал в рекламном агентстве, занимался пиаром. В какой-то момент мне все надоело, рутина начала меня затягивать, и я вспомнил о своей давней мечте, которую никак не мог реализовать, — о фотографии. В детстве я часами крутил папин «Зенит» и даже пытался что-то снимать, но, перепортив десятка три-четыре пленок, подумал, как и многие неуверенные в себе люди, что это не мое. А потом появились цифровые камеры, где на экранчике прекрасно видно, что происходит. И это стало моим спасением. Я купил свою первую зеркалку — простенький Nikon — и решил, что продам, если ничего не получится. Так я стал потихонечку снимать, и однажды Алексей Смышляев, преподаватель одной небольшой фотошколы, посмотрев на мои фотографии, сказал: «Почему бы тебе не пойти к Павлу Михайловичу Маркину, на Фотофакультет?» Я отправился к Павлу Михайловичу, он посмотрел мои работы — на мой взгляд, очень скромные, ученические, совсем не профессиональные снимки — и сказал: «А давай-ка ты пойдешь работать в газету. Зачем я буду тебя принимать? Тебе лучше работать». Но я настоял и к моменту начала обучения на Фотофакультете уже работал. Это были 2007-2009 годы. Я параллельно снимал и учился, и это сочетание мне очень помогло. Например, когда ты снимаешь коммуналку как большой художник, ты не всегда понимаешь, что нужно конечному потребителю, читателю. А когда ты снимаешь ту же коммуналку для газеты, понимая, что требует редактор, то начинаешь более здраво оценивать, как ее снимать, как выбирать ракурс, что главное, а что — второстепенное. Три года назад я стал штатным сотрудником «Невского времени», и в этом мне очень помог Андрей Чепакин. Павла Михайловича Маркина и Андрея Чепакина считаю своими учителями. Первый дал мне профессиональный импульс, а второй помог убрать лишнее из головы, сконцентрироваться на фотографической задаче. Ну и, конечно, ничего бы не вышло без поддержки моих родителей, которые никогда не навязывали мне свое мнение и всегда уважали мой выбор.

— На журфаке Вам преподавали фотографию как таковую?

— Нет, там были основы фотографии, визуальная журналистика, которой заведовал Владимир Анатольевич Никитин. Это было второе высшее образование, совсем не тот стандартный пятилетний журфак. Тогда я еще не видел себя в фотографии, поэтому просто отходил на занятия положенное количество часов. Безусловно, если бы я учился сейчас, я бы тщательнее относился к изучению предмета.

Александр Гальперин, Андрей Чепакин, выставка, история + фотография, Невское время, проект + фотография, фотограф, фотография, фототема, газета, редактор, журналистика, репортаж, портрет, съемка

© Александр Гальперин / «Невское время». Поселок Крестцы. Майя, продавец пирожков в придорожном кафе, 2011

— На Фотофакультет Вы приносили практические работы, которые давала Вам редакция?

— Да, я старался. Когда начинаешь работать и зарабатывать деньги, у тебя остается мало времени и главное сил на съемки в стол. Но было, конечно, и такое, что надо было снимать не для газеты, а только для факультета, и я честно снимал. Я старался выжать максимум из своего обучения: уж если пришел учиться, надо учиться, а не просто ходить, как некоторые от армии спасаются. Армию я отслужил, спасаться было не нужно, поэтому я учился честно.

Моим куратором был Ярослав Скачков, хороший фотограф и очень хороший человек. Он сейчас в монастыре в Южной Корее: ушел в монахи. Мы переписываемся, и я буду рад с ним встретиться, когда он приедет в Петербург.

— Мнение преподавателей Фотофакультета и редактора газеты о Ваших работах было единым или разнилось?

— Есть газетная работа. Если тебя приняли туда, то считается, что ты профессионал. Когда фотограф, выпускник неважно какого факультета, приходит на работу, не стоит ждать, что вокруг него будут бегать, хлопать крыльями и советовать: «Вот тут бы надо задний план проработать». Тебе скажут только либо: «хорошо, берем», либо: «не берем». И это в лучшем случае, а часто могут даже не ответить на твое письмо с присланной съемкой. Другими словами, если взяли, значит снято нормально, на профессиональном уровне. Естественно, когда я приносил что-то, снятое для газеты и совпадавшее с заданием на Фотофакультете, я слышал критику, анализ, но что важно и что мне понравилось в Ярославе — он никогда не пытался быть этаким «Учителем  Учительевичем» для студентов своей группы. Когда ты приносишь свои работы на факультет, тебе говорят: «Хорошо, а теперь посмотри, как известные фотографы снимают те же темы». Это заставляет человека думать, искать другие варианты, и это самое ценное, что выносишь с Фотофакультета. Потому что когда ты начнешь работать в газете, у тебя просто не будет возможности и времени на выдумывание, на креатив. 90% работы в газете — это рутина и лишь 10% — интерес. Ежедневные съемки — это забор, упавший на ребенка, новые разделительные знаки на Пушкарской, канава на Большой Монетной и тому подобное. Вряд ли это вдохновит больших художников, думающих о Magnum и каких-то красивых вещах. При этом тебе постоянно звонят: «Как? Ты еще не снял? У нас номер! Мы уже верстаем!» Работа в газете не оставляет времени, а на Фотофакультете тебе говорят: «Подумай, представь, есть другие варианты».

Александр Гальперин, Андрей Чепакин, выставка, история + фотография, Невское время, проект + фотография, фотограф, фотография, фототема, газета, редактор, журналистика, репортаж, портрет, съемка

© Александр Гальперин / «Невское время». Санкт-Петербург. Статисты на съемках к/ф, 2012

— Сотрудничество с изданием «Невское время» ограничивает Вас как фотографа? Не было мысли уйти, развиваться дальше?

— Фотография — это творческая профессия, а для творческого человека развитие может быть только в реализации его идей. Мы фотографы, а не менеджеры, которым сегодня доверяют проект на 50 тысяч долларов, завтра на 100 тысяч долларов, а послезавтра на миллион. До фотографии я работал в рекламе, и все мои коллеги стремились уехать в Москву, думая о бюджетах и миллионных проектах. Но мы же не менеджеры, крутость которых определяется подобными показателями. Я могу в «Невском времени» делать и портретные, и трэвел-проекты… У нас нет ограничений. В этом великое достижение Андрея Чепакина, который отвоевал нам возможность быть разными. Наши коллеги в регионах лишены такого. Почему многие фотографы из регионов уезжают в Москву? Маленькая газета в маленьком городе: на первой полосе фотография дорогого товарища, представителя местного законодательного собрания, на третьей полосе — поздравление дорогому владельцу газеты с покупкой очередной собачки… И все в таком же духе от первой полосы до шестой. Возможность сделать там шкодливый жанровый кадр — это большое счастье. А в «Невском времени» тебе все карты в руки: бери, делай, главное — качественно. Ты должен чувствовать, на кого ты работаешь. Если на читателя, то ты должен делать фотографии, которые интересны им, и это не значит, что надо полностью под них подстраиваться. Твои фотографии должны быть им понятны, но отнюдь не плохо сделаны. «Невское время» мне все это позволяет. Я много раз задавал себе вопрос: не пойти ли мне дальше? Но так же много раз я себе отвечал: творческий человек реализует себя в своей работе. Для него это и есть прогресс.

— Есть ли проекты, фотографии, которые не охвачены газетой, а лежат и ждут своего часа?

— Я не люблю снимать в стол. Есть два типа фотографов. Одни всегда и везде ходят с камерой, а другие — проектные, которые придумывают идею, вынашивают ее, договариваются, созваниваются, снимают, отдают в издание, и она публикуется. Я принадлежу второму типу. Я не хожу по улицам с камерой и не снимаю стрит-фотографию. Все, что у меня снято, все опубликовано, и в стол ничего не кладется. Конечно, в рамках проекта остаются неопубликованные фотографии, но это не потому, что редактора, такие злые люди, взяли и не поставили их в верстку. Это просто недоработанные кадры, и я всегда это вижу, даже если не сразу. А если фотография хорошо снята, если в кадре все есть, все совпало, ее и редактор выбирает.

Александр Гальперин, Андрей Чепакин, выставка, история + фотография, Невское время, проект + фотография, фотограф, фотография, фототема, газета, редактор, журналистика, репортаж, портрет, съемка

© Александр Гальперин / «Невское время». Деревня Марево. Водитель тягача на лесоповале, 2011

— Бывает, что Вы возвращаетесь к забракованной фотографии и вдруг видите — да, это кадр?

— Бывало, и тогда я думал: «Эх, почему я не отправил ее в газету? Надо было отправить!» Но такое случается редко. Отбирать я стараюсь безжалостно. Я много снимаю и много бракую. Пусть останется совсем мало, но качественного…

— Вы удаляете фотографии?

— Я все сохраняю. Более того, я никогда не удаляю фотографии, даже если должностное лицо или человек с оружием при исполнении требует удалить кадр. Я всегда честно отвечаю: кадр я оставлю, но обещаю, что его никто не увидит. И я стараюсь держать обещания. Как фотограф, я свободная пресса, и мне нельзя указывать. Если я пообещал, что я этого делать не буду, я это не делаю. Но я никогда не удаляю кадры: иногда полезно смотреть на свои старые съемки и анализировать, как ты меняешься со временем.

— Сколько времени должно пройти, чтобы фотография отлежалась, чтобы можно было увидеть эволюцию?

— По-разному. Я не переснимаю одно и то же по десять раз, но бывает так, что я начинаю историю, и мне кажется, что я не могу ее снять. Но один из моих принципов — не бросать начатое, поэтому я всегда стараюсь закончить проект, хотя порой это не сразу получается. Прерываюсь я только тогда, когда герои начинают вести себя агрессивно, неадекватно по отношению ко мне как к фотографу. Но такое бывает крайне редко, обычно мы находим общий язык.

— Не хочется снять какой-нибудь долгосрочный, может быть, многолетний проект?

— Хочется, но я еще ничего не придумал. Снимать очередные язвы общества я не хочу. Я не оцениваю сейчас ни работу других фотографов, ни ее качество, просто мне, к сожалению, не хватает терпения годами ходить за человеком и следить за его жизнью. Очень часто фотографы делят свою работу на две части: работа и что-то свое, задушевное, что снимается годами. У меня же каждая фототема, каждый репортаж как любовь. Я вкладываюсь по максимуму, стараясь сделать настолько хорошо, насколько это возможно. Кроме того, когда долго снимаешь одну тему, начинаешь ходить по кругу и ненавидеть ее. Я знаю, что длительные съемки будут отодвигать меня от героя и от события, которое я снимаю.

Александр Гальперин, Андрей Чепакин, выставка, история + фотография, Невское время, проект + фотография, фотограф, фотография, фототема, газета, редактор, журналистика, репортаж, портрет, съемка

© Александр Гальперин / «Невское время». Санкт-Петербург. Галина Семенченко, старейшая петербургская актриса.

— Дефицита тем не бывает? Или наоборот — их так много, что не успеваете снимать?

— Идей-то много, хороших мало… Бывает тема, событие, про которые сразу понимаешь: это классно. Но таких, к сожалению, мало. Иногда тебе какую-то новость рассказывают, а ты сразу не просекаешь, что это хорошо, и только потом понимаешь и бежишь, снимаешь. А бывают темы, которые начинаешь делать и только спустя какое-то время, после углубления и проработки, понимаешь, что это интересно и достойно. К примеру, был у меня проект «Уроки жизни» о бывших заключенных новгородской области, который первоначально был задуман как серия портретов жителей области, но после долгих раздумий превратился в серию фотографий людей, которым жизнь преподнесла жестокий урок.

— Вы работаете над проектами параллельно?

— Периодически, но это не всегда получается в силу работы в газете и наличия текущих съемок. Тем не менее, я стараюсь не делать перерывов: когда один проект заканчивается, второй уже должен быть начат. Конечно, паузы тоже случаются: когда новое в голову не приходит, повторяться не хочется, а глубоко копать старое бессмысленно. А потом вдруг разом появляется куча идей, и начинаешь их прорабатывать. Так что бывает по-разному.

— Вы один из постоянных участников выставки «Лучшее»…

— В «Невском времени» нет деления на учеников и профессионалов: у нас оценивают по тому, насколько качественно ты работаешь и насколько твой продукт соответствует заданному уровню. И при таком раскладе человек, который снимает десять лет, и человек, который снимает год, абсолютно равноценны. Я бы не сказал, что я перерос такие выставки. Есть выставка достижений: наши лучшие работы, работы авторов, фотографов издания. Конечно, мне хотелось бы сделать что-то свое, персональное, но я пока не смог сформулировать для себя тему, которая потянет на отдельную выставку. Что главное для фотографа? Что он снимает не в стол, а в газету, что его творчество востребовано. Тираж нашего издания 15 тысяч экземпляров, то есть 10-15 тысячам человек ты каждую неделю можешь показать твое творчество, это твой бенефис. Не это ли счастье для фотографа? Огромное количество фотографов просто лишены такой возможности, они публикуются на фотосайтах, выставляются в небольших галереях, а здесь 10 тысяч человек, по меньшей мере, раз в неделю, а то и два, и три. Классно ведь? На мой взгляд, классно.

— Но это 15 тысяч петербуржцев, а фотографы сейчас работают на глобализацию своего имени и расширение географических рамок в своей работе.

— Мне сейчас, в моем возрасте, важно не то, что мое имя написано на каждом заборе. Я делаю то, что мне нравится, и то, что я делаю, востребовано. Для меня это важнее, чем глобальные мегапроекты. Бывает, что меня публикуют меньше, чем хотелось бы — в силу газетной конъюнктуры, новостного фона и других факторов — и меня это огорчает, хотя я отлично понимаю, что глупо связывать свое душевное спокойствие с выходом того или иного проекта в «Невском времени». Пока для меня важнее последовательность знаков, которые подтверждают мою востребованность.

С Александром Гальпериным беседовал Борис Тополянский,
© «Петербургский фотограф», 2013

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus