Массовое наблюдение, mass observationТекст Сары Коулмен (Sarah Coleman)

Где проходит граница между наблюдением и надзором, между репортажем и вторжением в личное пространство? Это один из самых избитых вопросов журналистики, который становится тем острее, когда речь заходит о фотографии, которая по своей природе более навязчива, чем текст. Каждый фотожурналист, с которым я когда-либо беседовала, не раз сталкивался с этической дилеммой — опустить камеру или продолжать снимать. Это часть проблемы и самая мучительная сторона сложной профессии.

С этой точки зрения мне было интересно посмотреть на открывшуюся в Photographers Gallery выставку «Массовое наблюдение» («Mass observation»). Основанная в 1930-х годах организация под названием «Массовое наблюдение» ставила своей целью подробнейшее документирование жизни Великобритании. К несчастью, название организации отсылает к вызывающей отторжение идее надзирающего государства и Большого Брата, хотя ее деятельность по существу была более благонамеренной и менее системной, чем можно вообразить. Наряду с собранным материалом, история организации сама по себе является уникальным свидетельством социальной истории Британии.

Хамфри Спендер, Массовое наблюдение, mass observation, Humphrey Spender

Фото: Хамфри Спендер. Дополнительные парламентские выборы, 1937-38.
© Bolton Council. Из коллекции Bolton Library and Museum Services с разрешения архива Хамфри Спендера

Как заявляли основатели проекта, его целью было «нанести на карту обычных людей». Так, довольно причудливый список приоритетных для исследования тем, приведенных в первом манифесте организации, включал в себя «поведение людей на военных мемориалах», «личную жизнь акушерок» и, что особенно важно, «распространение, популяризацию и общественное значение непристойных шуток». Ничто, даже самая крохотная деталь не считалась незначительной или малосущественной. Один из наблюдателей, документировавший сексуальную активность на пляже города Блэкпул в 1937 году, писал: «Она поднимается со скамейки, затягивает пояс. Он сжимает ее грудь, увлекая ее вниз. Они обнимаются. Он не целует ее».

Хамфри Спендер, Массовое наблюдение, mass observation, Том Харриссон, Humphrey Spender

Фото: Хамфри Спендер. Том Харриссон притворяется испуганным во время авианалета.
© Bolton Council. Из коллекции Bolton Library and Museum Services с разрешения архива Хамфри Спендера

В отличие от множества американских художественных и репортажных проектов 1930-х годов, которые финансировались из федерального бюджета, «Массовое наблюдение» было частной инициативой. «Мозговой трест» организации состоял из Тома Харриссона (Tom Harrisson), бригадира Британской армии, и поэта Чарльза Мэджа (Charles Madge). Оба принадлежали к привилегированной верхушке среднего класса и оба жаждали победить заскорузлость британской классовой системы. «Мы намеревались сделать мир лучше», — говорит Мэдж в документальном фильме «Более странно, чем вымысел» («Stranger Than Fiction»), демонстрируемом в завершающей части экспозиции.

Пока все неплохо, верно? Что ж, может быть. Но Харриссона и Мэджа не интересовали подробности жизни среднего и высшего класса — все это было слишком знакомо. Как и в случае с американскими федеральными арт-проектами 1930-х годов, здесь мы имеем дело с благонамеренными либералами среднего класса, «идущими в народ» и навязывающими себя. «Если бы мы не сделали это, материал остался бы несобранным», — заявляет Мэдж в фильме. Вполне справедливо. Но, как замечает фотограф Хамфри Спендер (Humphrey Spender), «нас называли шпионами, ищейками, шпиками, любителями подслушивать, вскрывать чужие письма и подглядывать в замочные скважины, любопытными Варварами, сексуальными маньяками, маменькиными сынками, прожигателями жизни».

Джулиан Тревельян, Julian Trevelyan, Массовое наблюдение, mass observation

Джулиан Тревельян. Фабрики Болтона, 1938. Один из первых участников проекта «Массовое наблюдение», Тервельян использовал технику коллажа, чтобы передать образ жизни на индустриальном севере страны.

Другими словами, мы сталкиваемся с тем, что мои британские соотечественники назвали бы затруднительное положение. Несмотря на очевидные вуайеризм и снисходительность, характерные для деятельности организации, проект обеспечил получение огромного количества интереснейшей информации. Будучи очень ярким и волевым человеком, Харриссон сумел собрать сильную команду, в которую вошли фотограф Спендер, художник Джулиан Тревельян (Julian Trevelyan) и режиссер-документалист Хамфри Дженнингс (Humphrey Jennings). Все они были любознательны, визуально проницательны и преданны идее. Фотографии Спендера, сделанные в рабочем городке Болтон и составившие книгу «Люди рабочего городка: фотографии Англии 1937-38 гг.» («Worktown People: Photographs from England 1937-38»), являются настоящей сокровищницей документальной фотографии и по праву становятся в ряд с работами Уокера Эванса и Доротеи Ланг.

Хамфри Спендер, Массовое наблюдение, mass observation

Фото: Хамфри Спендер. Граффити (Это твое фото), 1937-38. © Bolton Council. Из коллекции Bolton Library and Museum Services

«Я свято верил, что правда открывается только тогда, когда люди не знают, что их фотографируют», — писал Спендер. — «Я должен был быть невидимым. Во всем этом подглядывании было что-то очень неприятное».

Кроме основных документалистов, в проекте «Массовое наблюдение» участвовали и собирали для него информацию добровольцы. Им не требовалось никакой подготовки, только время и энтузиазм для выполнения поставленной задачи, а это было не так уж сложно, поскольку поначалу в центре внимания организации оказалась жизнь, кипевшая в британских пивных. В 1943 году Харриссон опубликовал часть собранной информации в книге «Паб и люди» («The Pub and the People»).

Джон Хинд, John Hinde, Массовое наблюдение, mass observation

Фото: Джон Хинд, 1948. Из «Британского образа жизни» («British circus life»). © National Media Museum; с разрешения National Media Museum

Примерно в эти же годы проект «Массовое наблюдение» утратил свое целомудрие. Во время Второй мировой войны Министерство информации крайне заинтересовалось повседневной жизнью обычных людей, подробности которой как раз и могла собрать организация. Среди прочего, Министерство поручило провести среди жителей Лондона опрос, чтобы выяснить, почему они не пользовались во время авианалетов непрочными и небезопасными уличными бомбоубежищами. Вооружившись знаниями о страхах людей, Министерство провело ряд пропагандистских мероприятий, убеждая жителей пережидать бомбардировки в «надежных» убежищах. Естественно, это вызвало ожесточение у честных и убежденных участников проекта, которые проводили опрос и знали, что убежища неспособны выдержать прямой удар.  

После войны Харриссону пришлось выбирать между научным и коммерческим направлением развития организации. С учетом недоверия, которым пользовалась наука в профессиональной среде, Харриссон не без сожаления выбрал второй путь. Так началась история, которая привела в 1949 году к объединению организации с частной фирмой, занимавшейся исследованиями рынка. Итак, трансформация была завершена: организация, которая выросла из идеалистического стремления нивелировать классовые различия, превратилась в инструмент людей, жаждущих манипулировать доверчивой общественностью.

Но на этом история не заканчивается. В 1981 году проект, подобный первоначальному «Массовому наблюдению», был инициирован в Университете Суссекса, где хранились архивы организации. Вполне в духе нашего времени, перенасыщенного социальными сетями, новое «Массовое наблюдение» является проектом, где каждый желающий может высказывать свои мысли на любую тему, начиная с собственного занятия садоводством (и влияния безвкусных садоводческих ТВ-шоу на психику садоводов) до своих отношений с фотографией. Некоторые из подобных заметок демонстрируются во второй части экспозиции.

Джон Хинд, John Hinde, Массовое наблюдение, mass observation

Фото: Джон Хинд, 1947. Из «Exmoor Village»

Харриссон и Мэдж, ушедшие из проекта после его коммерциализации в 1940-х гг., снова появились на публике в 1960 году, воссоединившись со многими из первых участников, чтобы издать книгу «Вновь увиденная Британия» («Britain Revisited»). Лишенный некоторой непосредственности, свойственной ранним работам, проект по-прежнему является прекрасным примером документальной журналистики. В книге много замечательных фотографий Майкла Уикхема (Michael Wickham), запечатлевшего отдыхающих в Блэкпуле, и изумительных рисунков Джулиана Тревельяна и Хамфри Спендера.

И хотя проект «Массовое наблюдение» является яркой и предостерегающей иллюстрацией того, как социальный идеализм может быть развращен властью и коммерческими интересами, он также оставляет надежду, что достойная часть его замысла может сохраниться.

Несмотря на то, что сегодня проект может показаться излишним в мире массового и вездесущего блогерства, он все же предлагает и что-то стоящее: предметное исследование, многоголосие мнений и отсылку к более чистому и незапятнанному прошлому.

Источник theliteratelens.com

 

© Ирина Билик, перевод, 2013
«Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus