Текст Сары Коулмен (Sarah Coleman)

Откуда взялось золото для твоего обручального кольца? Как оно добывалось? А как насчет этих чудных беговых кроссовок или удивительно недорогой шелковой юбки, которая стала подарком на день рождения твоей сестры? А шоколад с семидесятипроцентным содержанием какао, которым ты так любишь лакомиться после обеда?

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Перепачканное в грязи лицо подростка, работающего на небольшой горной выработке в Буркина-Фасо, 2013

 

Подобные вопросы мучили фотожурналиста Ларри Прайса на протяжении многих лет, но лишь в прошлом году ему удалось заняться их исследованием. В августе 2012 года Ларри Прайс, работавший фоторедактором в Dayton Daily News, в знак протеста ушел со своего поста, когда его попросили вполовину сократить штат сотрудников. Образовавшееся свободное время не оставило сомнений в выборе дальнейшего пути: Ларри Прайс вернется к истокам.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Мальчик, присматривающий за камнедробильной машиной, отдыхает, положив голову на руки, покрытые мельчайшей пылью золотой руды. Горнодобывающий поселок Фофура, Буркина-Фасо. 2013

С момента окончания колледжа Прайс занимался т.н. «нелицеприятной» фотожурналистикой, будь то по заданию газет или по собственному почину. Его послужной список не так уж беден: первая Пулитцеровская премия в 1981 году в номинации «Фотография к экстренным новостям» за освещение переворота в Либерии; вторая Пулитцеровская премия в 1985 году в номинации «Художественная фотография» за серию работ о гражданских войнах в Анголе и Сальвадоре. Ларри Прайс — бывший фотограф National Geographic и один из членов группы Olympus Visionaries (так я с ним и познакомилась). 

Но сейчас его камера сфокусирована на проблеме эксплуатации детского труда. С тех самых пор, как в 1980-х годах Прайс фотографировал детей-солдат, работающих на плантациях сахарного тростника в Никарагуа, он стремился охватить тему детского труда более широко. В эпоху глобализации и дешевых потребительских  товаров, эта проблема кажется актуальной как никогда. Многие из дешевых вещей, которыми мы наслаждаемся, созданы в буквальном смысле кровью и потом детей, и Прайс счел необходимым показать это сегодняшнему миру.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Льюис Хайн, детский труд

© Льюис Хайн / Lewis Hine. Бутобои. Фотография Льюиса Хайна начала ХХ века способствовала изменению законов о детском труде

 

Его работа уходит корнями в начало XX века, когда Льюис Хайн обнажил болезненную проблему детского труда в Америке. Сотрудничая с Национальным комитетом детского труда, Хайн более десяти лет тайно снимал в угольных шахтах, на хлопчатобумажных фабриках, консервных заводах и стекольных производствах. Его надрывающие сердце фотографии работающих детей сыграли важную роль в принятии новых законов, касающихся эксплуатации детского труда. Прайс, задумавший долгоиграющий проект, работает в том же ключе. Как и Хайн, он говорит: «У меня есть свое мнение, и мне не нужно его оправдывать».

К настоящему моменту Прайс уже отснял сюжеты на золотых приисках на Филиппинах и в Буркина-Фасо и планирует расширить проект, охватив иные сферы промышленности и другие страны. На прошлой неделе Ларри Прайс побеседовал со мной из своего дома под Дейтоном, штат Огайо.

— Каково это — снова оказаться действующим фотографом?

— Я обожаю это! Мне было достаточно легко вернуться к работе. За свою жизнь я столько раз переходил от редактирования к съемке и обратно, что уже сам потерял счет. Фотография — мое преимущество. Так здорово заниматься творчеством! Я чувствую, что у меня есть миссия. Она мне близка и вызывает интерес общества.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Мальчик работает за камнедробильной машиной. Буркина-Фасо, 2013

 

— Почему именно детский труд?

— Рост общественного внимания к данному вопросу не поспевает за темпами его обострения, связанного с глобализацией. А цифры меж тем ошеломляющие: в западной Африке только в горнодобывающей промышленности работают 200 тысяч детей. Я почувствовал, что настало время говорить об этих проблемах, чтобы люди поняли их глубину и начали принимать осознанные решения о том, где и как получать товары и услуги.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Филиппины, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Плачущий мальчик на склоне холма над карьерной разработкой. На заднем плане — озеро, загрязненное цианидами и ртутью. Паник, Филиппины, 2012

 

— Как Вы начинали проект? С исследования?

— Сначала я просто искал информацию в Интернете. Как правило, я начинаю с широкой идеи. Анализирую информацию, расширяю ее, смотрю, что она влечет за собой: так тема разворачивается на протяжении нескольких месяцев. В действительности, поездка на золотые рудники была побочным эффектом другого задуманного мной проекта, посвященного отравлению детей свинцом. Я занялся вопросом и в результате сдружился с некоторыми общественными организациями, работающими в этой области. Они посоветовали мне ряд материалов, и я изучал академические отчеты из различных отраслей промышленности. В них содержались подробные библиографические данные, так я смог найти людей, занимавшихся полевыми исследованиями. Я говорил с людьми из Шотландии, Скандинавии, Африки и других стран, и благодаря им исследовать вопрос стало гораздо легче.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Трехлетний мальчик роет мотыгой землю. Билбале, Буркина-Фасо, 2013

— Сейчас лишь немногие из фотографов занимаются темой детского труда в отличие от, скажем, военной фотожурналистики. Почему так происходит?

— Думаю, потому, что это действительно очень трудно. Доступ в такие места очень сложен, кроме того, необходимо быть осторожным и по-уличному дерзким, поскольку приходится иметь дело с людьми, которые не очень-то хотят, чтобы ты занимался тем, чем ты занимаешься. Работать на Филиппинах порой было очень тяжело. Отправляясь в каждое из шести мест, я должен был предварительно встретиться с местными властями и получить разрешение. А приехав туда, я все время вызывал подозрение. Я просто должен был работать как можно лучше.

— Вы когда-нибудь оказывались в напряженных ситуациях?

— Было пару раз. Однажды я фотографировал на Филиппинах независимых горняков, которые с разрешения властей рыли котлованы вблизи большой горной выработки. На следующий день крупная корпорация отправила туда своих охранников, разогнала горняков и бульдозерами закатала котлованы, которые люди рыли на протяжении нескольких месяцев. Корпорация строила дорогу, и котлованы преграждали путь. Ясно, что мое присутствие там было для них нежелательно, но у меня было официальное разрешение губернатора провинции, поэтому я продолжал заниматься своим делом. Безусловно, я не признался, что снимаю проект о детском труде. Я лишь сказал, что делаю историю о небольших золотых рудниках. Очень важно быть благоразумным и осмотрительным в том, что говоришь людям.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Филиппины, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Мальчик прячется под брезентом от ливня, прервавшего работу в горнодобывающем лагере близ деревни Далас. Филиппины, 2012

 

— Как в этом случае Вы представляетесь рабочим и детям, которых фотографируете? Знают ли они, что Вы делаете?

— С детьми проще, потому что они очень любопытны. Появление фотографа — это целое увлекательное событие в их каждодневном однообразии. Как правило, вокруг меня вьется огромное количество детей, потом их прогоняют родители, которые думают, что дети мешают мне, и хотят, чтобы те вернулись к работе. Это лишь вопрос терпения. Я стараюсь осторожно изучить детей, чтобы суметь передать часть их обыденной жизни. Обычно я сопровождаю одного или двух ребятишек во всех их делах. Родители удивляются, что я больше фотографирую детей, чем взрослых, но я стараюсь концентрироваться на работе и не вдаваться в длинные объяснения.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Семилетний Теофил наполняет корзину каменными осколками со стен в тесной горной выработке. Буркина-Фасо, 2013

 

— Вы видите работающих детей. Какое эмоциональное воздействие это на Вас оказывает?

— Безусловно, это вызывает определенные эмоции. На Филиппинах ситуация не выглядела столь плохо: дети много работали, но, по крайней мере, у них было достаточно пищи, да и родители были рядом. Я не видел драматических ситуаций. В Буркина-Фасо дело обстояло хуже: некоторые дети, много работая, целыми днями бегали обнаженными под жарким солнцем и выглядели истощенными. Мысль, которая действительно заставляла меня сильно переживать, это их работа под землей, в опасных условиях. Дети также работают вблизи машин, измельчающих руду в порошок. Они сидят на них все в грязи и кварцевой пыли. И ни к кому не обращаются за защитой. Находясь там, постоянно слышишь их грудной кашель, и я знаю, что у детей развивается заболевание легких, но они не получают медицинской помощи. Я читал об этом, но теперь увидел воочию, и меня это потрясло.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Мальчик после работы с дробильной машиной, которая часто выбрасывает облака пыли. Вода дефицитна, поэтому дети умываются и чистят зубы льяльными водами. Буркина-Фасо, 2013

 

— Вы красноречиво описали это в своих статьях для Philadelphia Inquirer и Пулитцеровского центра освещения кризисов. Вы как-нибудь документируете то, что видите, письменно?

— У меня всегда с собой в кармане блокнот Moleskine из 150 страниц, и в каждой поездке я начинаю новый. Туда я записываю всю информацию: дату, время, местоположение, GPS координаты, если возможно. Я знаю, что в этом проекте я могу передать 90% информации визуально, но всегда важно иметь и какую-то повествовательную часть, чтобы провести зрителей по визуальной тропинке. Я писал тексты разного объема: от статей более 1000 слов до коротких записей в блогах и Facebook. Было любопытно «постить» информацию в реальном времени, пока я находился в том или ином месте. Думаю, у онлайн-журналистики подобного рода большой потенциал. В конечном итоге я визуальный журналист, но ключевое слово здесь — журналист. Я стараюсь рассказать историю.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Маленькая рука мальчика держит большую гайку от дробильной машины. Буркина-Фасо, 2013

 

— Через свою работу Вы ведь также занимаетесь правозащитной деятельностью?

— Совершенно верно. У меня есть свое мнение, и мне не нужно его оправдывать. Я стремлюсь сделать масштабный и долгоиграющий проект: у меня в замыслах есть еще ряд историй. Я хочу показать работающих детей, но также хочу показать, как детский труд влияет на весь остальной мир. Здесь еще очень много работы. В данный момент я занимаюсь только небольшим сектором золотодобывающей промышленности, а ведь есть еще принудительный труд, швейная промышленность, рыболовство… Можно перечислять до бесконечности. Слава богу, я в хорошей форме, вынослив и могу продолжать работать.

Ларри Прайс, Larry C. Price, Буркина-Фасо, детский труд

© Ларри Прайс / Larry C. Price. Четырехлетняя Расмато Уэдраого работает рядом со своей матерью. Буркина-Фасо, 2013

 

— Многие из тех, кто посмотрит Ваши фотографии, зададутся вопросом: «Что я могу сделать, чтобы исправить ситуацию?» Что они могут сделать?

— Думаю, лучший ответ — стать осознанным потребителем. Если вы покупаете бриллиант, знайте, что в алмазной промышленности существует тенденция к использованию бесконфликтных алмазов. Это шаг в правильном направлении, но это также может быть и маркетинговой уловкой. Что касается золота, то не думаю, что люди должны испытывать чувство вины, покупая его, тем более что большое количество золота подвергается вторичной обработке. Но люди могут следить за ситуацией и оказывать давление на правительства и власти с целью принятия и исполнения ими различных законов. Что вы можете сделать? Просто будьте в курсе. Вникайте, прислушивайтесь к своей совести. Да, вы не сможете сделать так, чтобы дети не работали, если их семьи испытывают тяжелейшую нужду. Но вы можете поговорить с родителями и попробовать повлиять на то, чтобы дети хотя бы часть дня проводили в школе. У правительств есть свои интересы и приоритеты, но я не думаю, что многие из них действительно хотят, чтобы четырехлетние малыши работали по 12 часов в день под палящим солнцем. Я верю в  это.

Веб-сайт Ларри Прайса.

Статья Прайса в Philadelphia Inquirer.

Статья Прайса об угольных выработках на Филиппинах для Пулитцеровского центра освещения кризисов.

Статья Прайса об угольных выработках в Буркина-Фасо для Пулитцеровского центра освещения кризисов.

Источник theliteratelens.com

 

© Ирина Билик, перевод, 2013
«Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus