125 лет назад, в 1888 году, появилось имя «Kodak», изменившее фотографический мир. В том же году на рынок вышла камера Kodak со знаменитым слоганом: «Вы нажимаете на кнопку, мы делаем все остальное». Это стало рождением моментальной фотографии в том виде, в каком сегодня ее знают миллионы фотолюбителей.

Не трудитесь искать — не найдете в мире второй такой компании, чье имя было бы так тесно связано с историей и фотографии, и кинематографа. В СССР «кодак» практически было именем нарицательным, как «ксерокс», и обозначало просто очень качественную цветную или черно белую кинопленку «забугорного» производства. И неважно, что на самом деле тогда это могла быть и «агфа», и «фуджи» — лишь бы не «свема» или, не дай бог, «тасма». А в остальном мире марка «Kodak» ассоциировалась у большинства людей с фотомагазином и лабораторией на соседней улице, куда можно было с утра забросить пленку, а вечером получить отпечатки. Эти лаборатории были повсюду: хоть в Африке, хоть в Австралии — и это «Kodak» сделал фотографию массовой: «Вы нажимаете на кнопку, остальное делаем мы» (вольный перевод «кодаковского» слогана: «You Press the Button, We Do the Rest»).

Сто кадров в коробочке

Джордж Истман George Eastman Kodak

Джордж Истман (George Eastman)

Но на самом деле все гораздо серьезнее. Считается, что именно «Kodak» «изобрел» пленку как таковую. Основанная Джорждем Истманом (George Eastman, то есть Георгий Восточный) в 1880 году, «Eastman Dry Plate Company» изначально занималась, что видно из названия, производством передовых для того времени «сухих» фотопластинок, то есть фотоматериалов на основе желатиновых эмульсий, которыми мы пользуемся до сих пор. Эта компания еще не была «Kodak», и только через пять лет Истман додумался покрывать желатином целлулоидную ленту. Впоследствии именно эта лента приведет к изобретению кинематографа. Но и это еще не было началом знаменитого «Kodak», это всего лишь предыстория.

А история началась даже не с регистрации компании в 1889 году под новым именем «Eastman Kodak Company», а чуть раньше — с того момента, как Джорджу Истману пришла в голову ясная идея, как сделать фотографию массовой. Тогда-то и появился слоган про кнопку и все остальное. Но слоган слоганом, а реальный продукт — это уже серьезнее. Таким продуктом стала первая в мире «мыльница» — Kodak camera: такой прямоугольный ящик с простейшим затвором и зафиксированной на гиперфокальном расстоянии линзой вместо объектива, в который уже в магазине было заряжено пленки на 100 кадров. Клиент мог не беспокоиться: все, что ему надо было сделать — это отщелкать все сто кадров и принести фотоаппарат обратно в ближайшую «кодаковскую» фотолабораторию. Там пленку вынимали, проявляли, печатали, а в камеру вставляли свежую бобину на те же 100 кадров. Ящик-камера стоили 25 долларов, обработка пленки — 10. По тем временам деньги немалые, но и не запредельные…

Немудрено, что при таком подходе «Kodak» быстро стал крупнейшим в мире производителем не только фотоматериалов, но и фотоаппаратов. А что касается родной Америки, то там, «по другую сторону пруда», рыночная доля компании в своем сегменте пленки, массовых фотоаппаратов и фотоуслуг в середине семидесятых годов вообще достигала 85-90 процентов — то есть практически монополии. Но при этом на протяжении большей части ХХ века компания «Eastman Kodak» справедливо считалась одной из самых инновационных: они там у себя в Рочестере постоянно что-нибудь изобретали.

Эра пленки

Пожалуй, самым важным изобретением «Kodak» в ХХ веке можно считать выпуск первой массовой цветной фото- и кинопленки. Произошло это аж в 1935 году, а пленка была — знаменитый Kodachrome, ставший непревзойденным эталоном качества на последующие 74 года, вплоть до грустного 2009 года, когда под громкие стенания фотографов было объявлено о прекращении его производства ввиду полной победы «цифры». Конечно, были и другие сорта пленки: был и Kodacolor — первая цветная негативная пленка, появившаяся через семь лет после «кодахрома», был более доступный вариант Ektachrome, который в отличие от «старшего брата» можно было обрабатывать чуть ли не в домашних условиях, что ваш покорный слуга неоднократно и проделывал. Но Kodachrome, выпускавшийся на протяжении столь долгого срока, был и, похоже, останется навсегда непревзойденной по качеству картинки, цветопередаче, широте, насыщенности… ну, и по всем остальным параметрам профессиональной слайдовской пленкой.

Уже двух этих изобретений — «прото-мыльницы» и «кодахрома» — достаточно, чтобы компания навсегда вошла в историю. Но «Kodak» сделал куда больше — и для фотографии, и для кино. Это они изобрели 16-миллиметровый и 8-миллиметровый форматы кинопленки, это они довели качество 16-миллимтерового кадра, первоначально предназначавшегося исключительно для «домашнего» пользования, до уровня профессионального стандарта, на котором до сих пор снимают и телефильмы, и рекламу, и даже «большое кино» для кинотеатров.

Эра цифры

Здесь по логике надо было бы начать сетовать на закат «аналоговой» фотографии и наступление эры цифры, которая привела к кризису классической фотоиндустрии и, в конце концов, к тому плачевному состоянию, в котором сейчас пребывает предмет нашего рассказа — «Eastman Kodak Company». Но ирония судьбы заключается в том, что именно сама «Eastman Kodak Company» и была пионером цифровой фотографии! Еще в 1975 году, задолго до японцев, именно в Рочестере была создана первая «цифровая» фотокамера. Ее правда можно назвать скорее «аналого-цифровой», поскольку она просто делала «стоп-кадр» телевизионного изображения — так называемое still video, но это уже было начало новых технологий. Более того, фотографическая матрица в ее современном виде была создана тоже в лабораториях Рочестера. Брюс Байер был как раз инженером «Kodak», когда в 1976 году запатентовал свое ныне столь широко распространенное изобретение — «шаблон Байера», или «фильтр Байера» («Bayer pattern»). Словом, уже с середины 70-х годов «Eastman Kodak» сама подготавливала цифровую революцию, жертвой которой и пала.

Реклама компании Eastman Kodak Company

Реклама компании Eastman Kodak Company

 

Но так ли это? Была ли «цифровая революция» причиной того затяжного кризиса, в котором «Kodak» находится до сих пор и который привел некогда абсолютно доминирующего на рынке гиганта практически к банкротству? Увы, ответ однозначно «нет»!

Все гораздо проще: огромный «Kodak» элементарно «проморгал» конкурентов. Сначала это была Fuji, чье присутствие на американском рынке исчислялось жалкими 10 процентами против 90 процентов «Kodak». Но японцы быстро отобрали еще почти 20 процентов, потом стали официальным спонсором Олимпиады 1984 года в Лос-Анджелесе, а когда «Kodak» решил в ответ войти на японский рынок, Fuji нажала на все возможные рычаги и фактически не пустила к себе американцев. Более того, японцы нашли слабое место конкурентов: цветную негативную пленку. Kodachrome оставался вне конкуренции, но вот качество и разнообразие (и низкая цена) цветного негатива стали тем оружием, которым Fuji побила «Kodak» в его собственной стране.

Самое интересное, что оба пленочных гиганта-конкурента прекрасно сознавали неизбежность вторжения цифровых технологий, но оба, не сговариваясь, искусственно сдерживали появление «цифры» на массовом рынке. Но нашлись другие — те, кто не побоялся вступить в бой с монстрами фоторынка. В августе 1981 года Sony объявила о выпуске на рынок первой коммерческой (то есть доступной рядовому покупателю!) цифровой фотокамеры Mavica. Цифровые технологии прорвали круговую оборону «пленочников»…

Эра перестройки

Гром грянул 8 апреля 2004 года: «Eastman Kodak Company» была исключена из индекса Dow Jones Industrial Average — списка 30 крупнейших компаний Америки. «Eastman Kodak» была в этом списке 74 года подряд.

Не помогли отчаянные попытки компании диверсифицировать свою продукцию. В начале XXI века «Kodak» чем только ни занималась: выпускала цифровые «фотомыльницы», фотоавтоматы для быстрой печати прямо с карт памяти, медицинское оборудование, фотопринтеры, бумагу для них, программное обеспечение для фотолюбителей и так далее. Немного лучше выглядел сектор «профессиональных» продуктов — например, матрицы для фотоаппаратов и видеокамер производства «Kodak» до сих пор являются если не лучшими, то одними из лучших в мире и используются в основном в аппаратуре высшего класса в силу своей дороговизны. Достаточно сказать, что «кодаковские» матрицы стоят в профессиональных цифровых фотоаппаратах Leica серий M и S. Компания выпускает и продолжает выпускать кинопленку — как для съемки, так и для печати кинофильмов, и для архивных целей. Кроме того, компания выпускала и выпускает оборудование для фотолабораторий и типографий, научное оборудование, оборудование для архивов. Словом, огромная номенклатура разнообразных товаров. Но все-таки что-то не сложилось.

В январе 2012 года «Eastman Kodak Company» обратилась за защитой в суд согласно главе 11-й законов о банкротстве. Эта глава предусматривает сохранение обанкротившейся компании, но назначение внешнего управления и распродажи части активов, чтобы покрыть долги. В случае с «Kodak» эти активы означают свертывание и продажу производства фотопленки, цифровых фотокамер и, похоже, матриц. Список того, что «можно продать», занимает не одну страницу. И еще неизвестно, насколько эти распродажи помогут компании выкрутиться, поскольку на многие бизнесы «Kodak» не так-то легко найти покупателей. Да и мировой кризис оптимизма не прибавляет… Однако на глазах у всей Америки есть пример трех гигантов автомобилестроения, которые все-таки смогли, пройдя через банкротство, сохраниться, перестроиться и начать все заново. Нам остается только надеяться, что это удастся и «Eastman Kodak Company», чье имя так много значит в истории фотографии.

Михаил Макаренко
© «Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus