стрит-бомж-фотография«Мне тема понравилась, это же не насмешка над людьми — это сама жизнь», «Какой же надо быть мразью, чтобы придумать такое издевательское фотосафари на бомжей?» — примерно такие диаметрально противоположные рефрены комментариев сопровождают в социальных сетях акцию, придуманную прокатной фирмой под названием FotoVideo KUB. Суть акции сводится к следующему: 1 апреля вышеупомянутой компанией объявляется фотомарафон под названием СТРИТ-БОМЖ-фотография, победители которого получат сертификаты на прокат фотовидеотехники, а трое бомжей, чьи портреты принесут обещанные дивиденды авторам снимков, заслужат сертификаты на бесплатный обед, помывку и мешок конфет.

Вероятно, данная акция, намеченная на 1 апреля — день юмора и традиционных розыгрышей, является несколько преждевременной шуткой, но распространившаяся в сети информация вызвала весьма неоднозначную реакцию как фотографов, так и людей, избравших своей профессией помощь тем, кого часто называют бомжами.

Наша редакция связалась с организаторами фотомарафона и попросила прокомментировать данное событие. Илья, не назвавший свою фамилию, но представившийся официальным лицом и директором компании, отказался на сегодняшний день дать комментарии по телефону, пообещав представить свою позицию только после 1-го апреля.

Мы приводим различные мнения об объявленном фотомарафоне и ждем продолжения данной истории.

Андрей Чепакин, руководитель фотослужбы газеты «Невское время»:

— Мне проект, мягко говоря, не симпатичен… Гуманных целей организаторы явно не ставят, а глумиться над людьми, которые попали в беду и которым явно хреново живется, — низкое и недостойное дело.

Антон Вершовский, фотограф, автор книги «Стрит-Фотография. Открытие плоскости»:

— Вообще, мне казалось, что эту тему до дна вычерпал харьковский, а ныне берлинский фотограф Борис Михайлов в своих очень известных на Западе сериях («История болезни» и др.). Не знаю, как оценивать идею организации бомже-фотомарафона… Формально, с чисто визуальной точки зрения, бомжеграфия — это тот же стрит, если, конечно, она обходится без постановки. С этической точки зрения, оценки могут быть диаметрально противоположными: от полного неприятия (использование незащищенных людей в качестве моделей) до полного одобрения (привлечение внимания к проблемам обездоленных)… Но здесь надо учитывать, что стрит-фотография неэтична почти во всех своих проявлениях: так или иначе ее персонажами становятся люди, не давшие разрешения на съемку и, в общем-то, не менее беззащитные, чем бомжи. Я несколько раз в жизни, признаться, фотографировал бомжей (хотя фотографии никому потом не показывал), так я им потом хоть деньги какие-то давал… Мне лично бомжеграфия не нравится просто потому, что она очень редко становится искусством (очевидное исключение — уже упоминавшаяся серия Бориса Михайлова, но он неординарно талантливый фотограф) и очень часто — китчем, так как бьет непосредственно по чувствам своим сюжетом, а не художественными выразительными средствами, что, собственно, и является главной характеристикой китча. Кроме того, мне не нравятся фотомарафоны, потому что хорошую фотографию вряд ли можно снять по заказу в заданный промежуток времени, и я со скепсисом отношусь ко всем акциям, которые под видом привлечения внимания к обездоленным рекламируют те или иные коммерческие структуры и организации.

Михаил Макаренко, фотожурналист, преподаватель курса «Документальная фотография»:

— Бездомные и обездоленные — те, кого мы называем «без особого места жительства и занятия», сокращенно БОМЖЗ — это одна из социальных язв общества, и к этому явлению можно только так и относится — как к социальной язве. Не думаю, что здесь уместен подход к обездоленным людям как к колоритной натуре, экстравагантному аттракциону. Это, по меньшей мере, неэтично. Я бы скорее приветствовал рассказ о тех, кто помогает бездомным: о работниках социальных служб, ночлежек, о волонтерах. И еще: призы за этот «фотоконкурс», на мой взгляд, вообще выглядят издевательством — какой такой «сертификат на обед» или «сертификат на стирку»? Выглядит как высокомерная подачка: «моделей» вроде надо бы как-то отблагодарить, а особо заморачиваться неохота…

Ирина Алиева, пользователь социальной сети ВКонтакте:

— Уверена, авторы акции не планировали надсмехаться над этими людьми и принижать их. Возможно, ваши фото и привлекут внимание общественности к проблеме! Все в ваших руках, сделайте ТАКИЕ снимки, которые не оставят никого! А вы что, берете в прокат технику поснимать цветочки и невест на фоне Медного всадника???? Похвально!!!! У вас как раз сейчас есть возможность в раскрученной группе, на раскрученном портале своими снимками выразить ваше отношение к бездомным и привлечь по максимуму людей к этому! А если вам и вправду жалко их, то не ограничивайтесь снимками, а идите дальше — создавайте фонды, собирайте деньги, пишите в правительство! Что, слабо? Я знаю, не слабо только одно вам — чью-то идею опохабить!

Михаил Доможилов, фотограф, победитель фотоконкурса «Гражданский протест» центра FOTODOC:

— Возмущен этим циничным фотосафари не только я, но и многие мои коллеги. Весь текст, сама подача и цель — это запредельно. Сложно подобрать правильные слова, хочется выругаться. Двойной цинизм, что 1 апреля организаторы могут объявить: «А знаете, это вообще первоапрельская шутка!» Такая шутка, которую решили пошутить заранее. Сложные социальные темы, конечно, должны вскрываться, но всегда важно, как снимать и с каким отношением к героям. Важны также интенция и финальная реализация, которая позволит не просто еще раз привлечь внимание к проблеме, но и, возможно, хоть как-то помочь конкретным людям.

Многие молодые фотографы в своих первых поисках часто обращаются к фактурным и маргинальным темам, но чаще всего это происходит на уровне «шел-заметил бомжа-снял-разместил вконтакте». Все это происходит от непонимания и отсутствия деликатности, на фоне азарта и погони за мнимо кажущимся ярким сюжетом. Именно на таких «любителей» и рассчитаны все фотомарафоны. С другой стороны, известны примеры, когда и профессиональные документальные фотографы, и арт-фотографы используют сложные социальные темы (например, умственно больных) как средство для реализации своих амбиций, получая за снимки награды и делая выставки, не думая о правильном привлечении внимания к героям, которым зачастую нужна вполне конкретная помощь. Организаторы этого сафари выступают в схожей роли, реализуя свои задачи по пиару в юмористических потугах за счет сложной неоднозначной темы, причем делают это сверхцинично.

Наталья Рожкова, пользователь социальной сети ВКонтакте:

— А мне тема понравилась, это же не насмешка над людьми — это сама жизнь. Конечно же, можно приукрасить такую действительность или не замечать ее. Но почему бы не привлечь к ней дополнительное внимание и таким направлением?

Виктория Рыжкова, координатор проектов СПББОО «Ночлежка»:

— Сама идея создания «уличной» фотографии мне нравится, потому что в общественном сознании сложился четкий образ грязного и немытого человека, дышащего перегаром и с грязью под ногтями. Но это всего лишь часть проблемы и всего лишь часть людей, которые так выглядят и такими являются.

У каждого бездомного человека своя история, все выглядят по-разному, но они, в первую очередь, являются именно людьми, такими же, как мы с вами. Никто не мечтал оказаться на улице, все при возможности обрели бы кров над головой, вернулись бы в общество — такое, каким мы его себе представляем. Но то самое общество, которое могло бы человека поддержать, не принимает или просто не замечает бездомных людей.

Если бы организаторы конкурса отнеслись к теме профессионально, можно было бы придать ему благотворительный характер, что положительно сказалось бы на имидже компании. Но по каким-то причинам, может быть, по незнанию (по крайней мере, я на это надеюсь) организаторы воспроизвели ужасный штамп бомжа-людоеда, который вобрал в себя всевозможные стереотипы о бездомных людях. Сейчас вся эта история похожа больше на черный пиар, который даже неважно на чем именно построен: лишь бы потрэшовее было. Очевидно, что аббревиатура «БОМЖ» вовсе не нейтральна: она имеет яркий негативный оттенок и иначе как оскорбление восприниматься не может.

Посмотрим на бонусы, которые обещаны трем героям кадров: сертификат на обед, сертификат на стирку, мешок конфет.

Эти «призы» — откровенное издевательство. Конечно, обед, стирка и конфеты — очень полезные вещи. Уместны ли они в качестве вознаграждения? Все мы нуждаемся в пропитании, гигиене…

А в конкурсе из бездомных людей делают каких-то зверьков, которые из-за конфетки будут на задних лапках танцевать. Если организаторы хотели привлечь внимание к проблеме бездомности, то идея провалилась. Ну а если это первоапрельский розыгрыш, будем уповать на то, что хотя бы организаторам было смешно.

От редакции

Есть замечательные строки: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». В жизни, так же как и в фотографии, следует следить и за смыслом, и за формой того, что мы делаем. Иначе в ходе неоднозначного продвижения своих услуг можно потерять гораздо больше, чем приобрести.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus