Йорг Колберг / Joerg Colberg

Эта фотография выглядит как изображение, выполненное на мокроколлоидной фотопластине, но это всего-навсего имитация, если хотите. Я сделал эту фотографию на minipad с помощью приложения Hipstamatic Tintype. Будет справедливо предположить, что, по мнению большей части фотосообщества, цифровое изображение, которое выглядит как мокроколлоидная фотография, не может оцениваться по тем же параметрам, что и настоящая мокроколлоидная фотография. Ниже я попытаюсь объяснить, почему это является серьезной ошибкой. 

Интернет на то и есть Интернет, что непременно появятся те, кто заявит, что изображение, сделанное с помощью Hipstamatic Tintype, на самом деле не похоже на настоящую мокроколлоидную фотографию. В действительности, ферротипы и мокроколлоидные пластины суть разные вещи. Я все это знаю. Мы могли бы порассуждать о том, на что больше похожи изображения Hipstamatic Tintype — на ферротипы или мокроколлоидные фотографии, но меня интересует другое. 

Итак: в чем проблема с одержимостью процессом? 

Цифровые технологии позволили нам создавать фотографии, которые выглядят так, будто они сделаны с помощью того или иного процесса, хотя на самом деле это не так. Кто-то может спросить: какое значение имеет процесс, если, глядя на изображение, невозможно определить, как оно было сделано? Однако аргумент «Это не одно и то же!» теряет смысл, если вы знаете о процессе только потому, что вам об этом сказали. 

Подобные дискуссии возникали еще до появления цифровых технологий. Достаточно вспомнить о противостоянии между «прямой» и постановочной фотографией. Какое имеет значение, постановочный кадр или нет, если вы не можете определить это по самому снимку? Это важно только в одном случае: когда речь идет о новостной фотографии. Тем не менее, я не раз слышал от фотографов, что даже в художественной фотографии случайный кадр ценится гораздо выше, чем постановочный. На мой взгляд, полная бессмыслица, особенно, если это невозможно определить по фотографии как таковой. 

Вернемся к процессу. Можно говорить что угодно о Hipstamatic или Instagram, но они оказали мне огромную услугу как преподавателю и писателю. Сегодня многие расценивают процесс как «фильтр» — как нечто, применяющееся к уже сделанному кадру. Разумеется, суть процесса абсолютно иная: мокроколлоидная фотография — это отнюдь не та фотография, поверх которой положили мокроколлоидную пластину. И все же, представление о процессе как о фильтре, т.е. как о чем-то отдельном от фотографии, помогает оценить его роль. 

Для меня процесс как таковой практически никогда не обуславливает качество фотографии. Одного процесса недостаточно. Да, создание изображения может занять месяцы, да, могут потребоваться всевозможные уловки, но в конечном итоге, я смотрю на фотографию только лишь как на фотографию. 

Хорошая фотография — это такая фотография, в которой процесс может быть неотъемлемой частью, но не является ее ключевой особенностью, ее доминантой, ее определяющим фактором. Другими словами, в тот момент, когда вы можете отделить изображение от процесса — как в случае с Hipstamatic вы разделяете изображение и фильтр, — вы попадаете в ловушку. Неожиданно процесс становится частью того, что вы оцениваете. Но кому какое дело, потратили вы три дня на создание изображения или в долю секунды нажали кнопку спуска затвора, среагировав на происходящее? 

В фотосообществе культ процесса неразрывно связан с культом вложенного труда. Будто чем больше физических или технических усилий затрачено, тем лучше фотография или тем больше мы должны ей восхищаться. Однако с чего бы? 

Все фотографии создаются с помощью того или иного процесса, но для нас эти процессы имеют разную ценность. Пару лет назад, на пике сумасшествия по поводу большеформатных камер 8х10 дюймов, я часто получал пресс-релизы, в которых особо подчеркивалось, что фотограф использовал камеру 8х10. Какая разница? Сегодня мы наблюдаем бум по поводу изображений из Google Street View, а это абсолютно другой процесс. Но опять-таки: какая разница? В обоих случаях важным для нас должен быть вопрос: о чем эта фотография? Хорошо ли изображение (независимо от его природы), на которое мы смотрим? 

Бредите ли вы камерой 8х10 или фотографируете экран своего компьютера, это совершенно не имеет отношения к оценке вашей работы. Конечно, если мы не рассматриваем фотографию как ремесло. Но не думаю, что это сколько-нибудь интересно. 

Несомненно, процесс может быть существенной частью того, над чем вы работаете. В этом случае вы оказываетесь фактически в одном пространстве с концептуальными фотографами. Я ничего не имею против этого, но в конечном счете, мы должны задаться вопросом: хороша ли фотография? 

Итак, независимо от того, имеем мы дело с Hipstamatic или Instagram, с камерой 8х10, с цифровым заимствованием, мокроколлоидным или любым другим процессом, не нужно полагаться на процесс как на единственное, что определяет качество фотографии. Если процесс, который вы применяете, по своей сути носит ярко выраженный характер, используйте его преимущества. И в то же время уходите от него, чтобы результатом стала хорошая фотография, а не «какая-то фотография», сделанная с помощью «какого-то процесса». 

Возвращаясь к идее фильтра, скажу следующее: делайте фотографии, которые не распадаются на изображение и фильтр. Чем более заметен процесс, тем это сложнее. Такова суть борьбы с любым процессом: важно не освоить его, а сделать неотъемлемой частью результата. 

Поскольку некоторые из моих читателей затронули вопрос объекта (овеществленного результата творчества — ред.), стоит добавить пару слов. В фотографии, в отличие, скажем, от живописи, нет жесткого соответствия между изображением и объектом как таковым. Одни процессы напрямую связаны с объектом, другие — нет. Ферротип, как и фотограмма, — это прямой и лишь первичный результат процесса, как и в случае с картиной. Отпечаток, напротив, может быть или не быть связан с процессом. Или же он может быть результатом того, что мы называем вторичным процессом. 

Я пришел к выводу, что процессы, которые тесно связаны с объектом, почти неизбежно рискуют быть оцененными выше, чем все прочие. Под риском я подразумеваю следующее: мы оказываемся в ситуации, когда нам следует быть осторожными и избегать ценить объект выше самого изображения. Плохое изображение, которое выглядит как ферротип, по сути лишь плохое изображение, независимо от того, является оно цифровым снимком или настоящим ферротипом. 

Обратите внимание, что я не оспариваю процессы и/или объекты как таковые. Я только возражаю против того, чтобы они застилали нашу оценку. 

Разумеется, на рынке больше ценятся объекты, нежели изображения, поскольку продавать их гораздо проще. А продажа уникальных объектов — это абсолютный рыночный идеал. Однако денежная ценность не равна эстетической, вопреки бесконечным рассуждениям о художественных ярмарках и аукционах. 

Два примера, надеюсь, помогут слегка прояснить, что я имею в виду. На мой взгляд, фотографический проект Салли Манн «Гордая плоть» о ее муже очень удачен. В отличие от некоторых других ее работ (не всех), выполненных на мокроколлоидных пластинах, здесь процесс не выглядит надуманным. Хрупкость фотографической эмульсии служит метафорой уязвимости плоти. Здесь, по крайней мере для меня, процесс и проект неразрывно связаны. Я даже склонен думать, что эти же изображения, снятые на камеру 8х10 и пленку, были бы менее удачны. 

В противоположность этому, меня всегда утомляла художественная плавность пейзажей Ансела Аламса. Фотографии сделаны мастерски, отпечатки поразительны, но в конечном итоге, в них нет ничего, кроме декоративности. Разумеется, в декоративности нет ничего плохого (кто-то же должен делать фотографии для плакатов и календарей), но это совсем не то, что я ищу в искусстве. Должно быть что-то большее. 

Если ориентироваться только на процесс, я должен был бы оценить работы Салли Манн и Ансела Адамса одинаково высоко. Но я этого не делаю. И я не думаю, что заострение внимания на процессе или отодвигание художественных достоинств изображения на второй план сослужит фотографии хорошую службу. 

Нет нужды говорить, что вопрос будет становиться все более насущным по мере увеличения количества изображений в сети. Многие фотографии уже даже не существуют в виде материального объекта. Я склонен полагать, что фокус на процессе и/или объекте — это то, из-за чего многие фотографии списываются профессиональными фотографами и критиками со счетов, особенно если речь идет о снимках, сделанных на мобильные телефоны. На мой взгляд, пренебрежение в данном случае — непростительная ошибка. И то, что оно производит впечатление элитарности, ситуацию отнюдь не улучшает. 

Фото: © Йорг Колберг, Smidgen, 2012. Сфотографировано с помощью приложения Hipstamatic Tintypee, специально выставленного импульсного света и кота, которому было слишком комфортно, чтобы двигаться.

Йорг Колберг (Jörg M. Colberg)

Источник: jmcolberg.com

© Ирина Билик, перевод, 2013
«Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus