Антон Орлов — американский фотограф и коллекционер российского происхождения. Окончил колледж Palomar (Калифорния), получил диплом по искусству фотографии университета Сан-Хосе, живет и работает в США. Антон Орлов — создатель проекта передвижной «темной комнаты» The Photo Palace Bus.

Фотографии Франции периода Первой мировой войны, которые я обнаружил в фотокамере, купленной в антикварном магазине, вызвали большой интерес. Поэтому я решился написать о том, как мне довелось найти более обширную коллекцию изображений того же периода, сделанных в России, Китае и Японии.

В 2005 году меня попросили приехать в один дом в Северной Калифорнии, чтобы помочь с переводом и дать комментарий относительно нескольких таинственных фотографий. Я люблю старые фотографии, так что с радостью согласился помочь. Единственное, что я знал, уже находясь в дороге, что это фотографии из России и что они действительно старые.

Прибыв на место, я увидел несколько очень старых деревянных ящиков и довольно объемный черный чемодан. Хозяйка пояснила, что внутри находятся фотографии, снятые ее дедушкой. Она открыла одну из коробок и достала стеклянную пластинку примерно 3х4 дюйма. Должен признать, до этого момента я не знал, что такое диапозитивы для Magic Lantern («волшебный фонарь», аппарат для проекции изображений, распространенный в XVII — XX вв., предшественник проектора — ред.), и не сразу понял, что передо мной. Там были сотни изображений заснеженных деревень, железнодорожных путей, изрешеченных пулями зданий, солдат в окопах, солдат у домов, солдат в поездах… Множество солдат. Вперемешку с ними было много изображений из Китая и Японии. Диапозитивы были изящно раскрашены вручную, и краски великолепно сохранились. Оторвавшись от рассматривания, я поспешил узнать, что же это все-таки такое.

Джон Уэлс Рахилл. Солдаты на платформе железнодорожной станции в Омске

Вот, что я услышал и что еще мне удалось выяснить впоследствии, после ряда изысканий.

Фотографа звали Джон Уэлс Рахилл (John Wells Rahill). Он был пастором, выпускником Йельского Университета 1906 года. Джон серьезно интересовался русской историей и культурой, и темой его университетского исследования, как упомянуто в небольшой заметке о его выпускной работе, был «Вклад христианской этики в теорию социализма». Наряду с этим он был ярым фотографом и пользовался пленочным фотоаппаратом Kodak Jr №1.

Зимой 1917 года Джон узнал о первой революции в России и решился ехать в эту далекую страну и на себе испытать перемены. Летом этого же года он вступил в американское отделение Юношеской христианской ассоциации (YMCA), в частности — в подразделение военных работ. В течение Первой мировой войны, помогая войскам обеих сторон в том ужасном конфликте, YMCA развернула активную деятельность в тылу, обеспечивая условия для отдыха солдат, контролируя их возвращение на родину и заботясь о множестве других вещей.

В членском билете, который я нашел в архивах YMCA семьи Кауца в Миннеаполисе, датой отправки Джона в Россию значится 7 октября 1917 года — день, ставший финальным натиском Коммунистической революции. Джона отправили работать на Западный фронт. Там, позади линии огня, он открыл т.н. «солдатский дом» в деревне Валка. Сегодня это город, носящий название Валга и разделенный на две части границей между Эстонией и Латвией. Джон получил в распоряжение здание старой школы, помещения которой он оборудовал под кухню, комнату для чтения и игровую, где солдаты могли отдыхать после боя.

Джон Уэлс Рахилл. Разрушенное здание в Москве

Джон проработал в Валке всего несколько месяцев, когда революционные беспорядки и конфликты с новым правительством заставили большинство членов YMCA покинуть Россию. Из-за ожесточенных боев в Европе самый безопасный путь для эвакуации пролегал по Транссибирской магистрали и далее — через Китай и Японию. Домой Джон вернулся весной 1918 года.

На всем протяжении своего захватывающего пути он делал множество фотографий на свой верный Kodak. По возвращении Джон превратил свои лучшие снимки в диапозитивы для Magic Lantern, т.к. хотел поделиться своими впечатлениями и рассказать о бедственном положении русских людей. Так случилось, что он побывал в Москве, где приобрел в профессиональной студии более 50 диапозитивов. У него даже была идея найти изображенные на них здания и отснять их самому еще раз. Он также купил несколько профессиональных диапозитивов в Японии и повторил съемку изображенных на них мест.

Джон Уэлс Рахилл. Японская рыболовецкая деревушка и ее жители

Вернувшись домой, Джон стал пастором и приобрел известность, читая лекции о деятельности YMCA во время Первой мировой войны. Вскоре многие из тех, кто работал в России, оказались в США в черном списке «сочувствующих социализму». Поэтому в середине 1920-х гг. Джон собрал свои более 500 стеклянных пластин и спрятал вместе с черно-белыми отпечатками, лекционными записями и диапроектором в металлический ящик в подвале своего дома. Так завершилась первая половина истории его невероятной коллекции.

Лишь после смерти дочери Джона содержимое ящика обнаружила его внучка. Впервые увидев изображения в 2005 году, я был сильно заинтригован и хотел не только сохранить их, но и сделать доступными для большого количества людей. Прошло 6 лет, и в 2011 году мне удалось приобрести диапозитивы. Ниже небольшое видео о коллекции, сделанное после ряда подготовительных работ.

В 2017 году я хочу вернуться в Россию и проехать по тому же маршруту, что и Джон, чтобы отснять те же самые места сто лет спустя и составить новую коллекцию диапозитивов для последующих поколений. Я открыт для предложений о финансировании моего проекта.

Кто-то может спросить, зачем делать диапозитивы, и, мне кажется, я должен объясниться. Я безумно люблю аналоговую фотографию и ценю историческую подлинность фотографий как артефактов. Желатино-серебряные отпечатки на стеклянных пластинах, если они выполнены должным образом, невероятно износостойкие, и доказательством этому служит прекрасное состояние коллекции Джона Уэлса Рахилла столетней давности. Думаю, что при правильном уходе, их можно будет смотреть и еще через двести лет. Меня глубоко вдохновляет красота изображений, показываемых на проекторе Magic Lantern. В такие моменты между людьми, смотрящими диапозитивы, возникает особенное связующее чувство, и я хотел бы сохранить эту традицию. Я также не возражаю против сканирования изображений и публичной демонстрации обоих вариантов. Я хочу совершить эту поездку и отснять те же места в память о мастерстве, истории и традиции первоначальной коллекции.

Представляю вашему вниманию лишь некоторые из более чем 600 снимков коллекции.

 

Антон Орлов
Источник thephotopalace.blogspot.com
Перевод с английского Татьяны Коротковой, 2013
«Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus