В выставочном зале Русского географического общества открылась выставка «Альтернативные путешествия во времени и пространстве».

На экспозиции представлено около 80 работ тринадцати авторов, выполненных в различных рукотворных техниках. Такие процессы получения изображения, как амбротипия, гуммиарабик, мокрый коллоид, цианотипия, фотогравюра, и такой оптический инструмент, как монокль, еще несколько десятков лет назад вряд ли кто-то охарактеризовал бы как альтернативные. Да и сегодня ни один серьезный курс фотографии не обходится без упоминания о них. Вот только, к глубокому сожалению, подобных курсов не очень много. Именно поэтому посещение выставки поможет не только ознакомиться с представленными работами, но и значительно расширить свой фотографический кругозор.

Чем же отличаются представленные «альтернативщики» от тех, кто, используя современные цифровые технологии, создают снимки с неведомыми ранее легкостью, быстротой и количеством? Ответ очень прост: погружение в объект съемки, попытка передачи собственного ощущения и получение штучного экземпляра своей работы с помощью того или иного фотографического инструментария. Повторной, абсолютно точной копии полученного изображения при использовании ручных процессов практически не бывает. Амбротип же по своей фотографической природе существует как произведение исключительно в единичном экземпляре — в подлиннике.

Андрей Стрельников, заместитель руководителя штаб-квартиры РГО по науке и по совместительству куратор открывающейся выставки, в своем вступительном слове отметил: «Традиционно Русское географическое общество поддерживает выставки тех, кто с багажом научных приборов путешествует по миру и совершает различные географические открытия, но сегодня мы решили поддержать тех людей, кто ездит по различным уголкам нашей планеты и совершает открытия экзистенциальные. Они открывают для нас свои эмоции, ощущения и впечатления и с помощью самых разнообразных альтернативных исторических процессов представляют собственные путешествия во времени и пространстве».

Действительно, упомянутые Андреем Стрельниковым вопросы экзистенциальности на выставке не менее актуальны, чем вопросы фотографичности. В этом можно легко убедиться, ознакомившись с короткими самопрезентациями авторов, аккуратно разложенными под их работами.

Сергей Чех: «Мне очень нравится, когда картина возникает буквально на кончиках пальцев. Шероховатость акварельной бумаги, шелковая нежность желатина, тонкий аромат краски, искреннее отношение к своему делу — из этого состоят мои работы. «Одесский дневник» — это небольшие зарисовки родного города, его элементов, света и тени, милых деталей, на которые возможно мы не всегда обращаем внимание в повседневной суете».

Сергей Чех

© Сергей Чех. Масляная печать

Алексей Пономаренко: «В наше время фотографией часто считают то, что можно посмотреть на экране компьютера. При этом ускользает важный момент: воспроизведение изображения на бумаге (или другом носителе), печать — существенная часть фотографии, как явления. Эта часть ничуть не менее значимая, чем, например, объект съемки или композиция. За полтора века истории фотографии человечество разработало множество способов печати изображений, и каждый из них обладает специфической пластикой и участвует в создании образа.

В то же время, несмотря на то, что “альтернативная” печать обычно в первую очередь вызывает мысли о пикториализме, мне ближе мысли сторонников американской “прямой фотографии”, которые считали своей задачей “превизуализацию” будущего образа в момент съемки с расчетом на воплощение, без искусственного “украшения”, в заранее заданном материале. В моем случае речь идет об отпечатке, сделанном с медной матрицы на офортном станке. Инструментами при этом остаются тональность, контрастность, композиция».

Андрей Полушкин: «Мне нравится медленно формировать изображение, наблюдать, как оно многократно исчезает и появляется вновь. Я люблю создавать изображение кистью, контролировать степень воздействия на отпечаток. Изображение сначала рождается в темной комнате в виде традиционного черно-белого серебряно-желатинового отпечатка. Затем полностью исчезает в отбелке. В это время на тонком слое желатины, благодаря дублению, формируется матрица, при этом максимальное дубление происходит в наиболее темных местах отпечатка, минимальное — в наиболее светлых. После размачивания такого отпечатка в воде, желатина набухает и формирует рельеф, по-разному принимающий масляную краску. Такова простая теория. Но это только ноты, по которым еще предстоит сыграть. Окончательное изображение будет зависеть и от выбора кисти, и от способа нанесения и перераспределения краски, и от множества других факторов».

Андрей Полушкин

© Андрей Полушкин. Бромойль

Михаил Бурлацкий: «На вопрос о целях и задачах процитирую Пастернака: «Цель творчества — самоотдача»… В молодости в журнале «Чешское фото» увидел работы Яна Саудека, это на меня сильно повлияло; в 1984 году в Москве познакомился с недавно ушедшим от нас фотографом Виктором Брелем, он, в какой-то степени, стал моим “трудовым наставником”. Но, как ни крути, в основе мозговых процессов остается поэтическое мышление, ведь до того как заняться фотографией, я много лет записывал стишки».

Михаил Бурлацкий

© Михаил Бурлацкий. Амбротипия

Елена Эрда: «В своем творчестве я преследую самые эгоистические цели — получаю удовольствие и забираю в копилку памяти прекрасные моменты своей жизни. Благодаря использованию монокля, черно-белой пленки и печати в технике цианотипии я отступаю от документальной реальности на несколько шагов и получаю концентрат то ли воспоминаний, то ли снов…»

Елена Эрда

© Елена Эрда. Цианотипия

Игорь Лебедев: «Думается, каждый приезд в непознанный город, прежде всего, связан с эмоциональными впечатлениями. Они определяют все состояния человека как в момент предшествующий встрече с незнакомым или относительно знакомым пространством, так и предчувствие тех событий, что происходят в дальнейшем на каждом повороте с одной улице на другую, переходе от одного пространства к другому. По сути, это погружение в состояние ожидания открытий, где каждый новый вид, фрагмент рождает образ, наполненный чувствами и переживаниями от встречи с тем, что человек воспринимает как прекрасное».

Не следует думать, что за вопросами внутренних переживаний авторов теряется суть выставки как яркого фотографического явления. Кроме того, что зрителю предлагается возможность определить для себя, что первично у каждого автора — фотографичность изображения и его изобразительность, овладение практикой того или иного процесса,  или слияние их вместе, что априори и должно приводить к хорошему итоговому результату, или только его все те же экзистенциальные переживания.

В экспозиции представлены работы Алексея Алексеева, Алексея Белова, Михаила Бурлацкого, Ирины Бутыриной, Олега Журавлева, Татьяны Куменко, Игоря Лебедева, Алексея Марченко, Андрея Полушкина, Алексея Пономаренко, Дмитрия Рубинштейна, Людмилы Таболиной, Ирины Хорунжая, Сергея Чеха, Елены Эрда.

В рамках работы выставки пройдет несколько мастер-классов, на которых будет поэтапно показан процесс получения изображения. В частности, 18 декабря пройдет практический мастер-класс Алексея Алексеева по мокрому коллоидному процессу.

Выставка проходит по адресу: Санкт-Петербург, пер. Гривцова, д. 10, литер А (Русское географическое общество) и продлится до 13 января 2013 года. 1 января — выходной день.

Часы работы: ежедневно с 11.00 до 19.00.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus