Юрий МолодковецЮрий Молодковец — фотограф Государственного Эрмитажа, считающий его своим главным учителем. О петербургской фотографии и культурном окружении Юрий Молодковец побеседовал с корреспондентом ПФ.

Юрий, существует ли петербургская фотография как особое явление? Или это вся фотография, которая создается в Петербурге?

— Однозначного ответа на этот вопрос нет. Сейчас всем доступен самый разный инструментарий фотографа. Можно снимать «зеркалками», «айфонами», карданными камерами, консервными банками… И вся фотография — неважно, как она сделана, — оказывается востребована. Существующая в Петербурге аудитория сопоставима с населением небольшого европейского государства. Обычно, говоря о петербургской фотографии, представляют себе что-то черно-белое, немного смазанное и нерезкое, снятое обязательно на пленку и странно откадрированное. Я ничего против этого не имею, более того, кое-что мне нравится, но следует помнить, что понятие «петербургская фотография» не исчерпывается этим набором ассоциаций. В каждой области фотографии, в каждом новом поколении есть определенное количество людей, чьи снимки мне, как зрителю, приятно смотреть. Единственное, чего в Петербурге действительно нет, так это арт-рынка. Чтобы любое направление в искусстве бурлило, нужны художники, которые создают произведения, зрители, которые на эти произведения смотрят, и зрители, которые их покупают. Вот с этим в Петербурге очень плохо. Что до однозначно петербургских авторов, то ими я считаю Бориса Кудрякова и Бориса Смелова.

Из общего числа фотографов Вы выделяете чисто петербургских. На основе каких критериев?

— Работы мастеров, чьи имена приходят мне на ум при упоминании петербургской фотографии, сильно отличаются друг от друга. Для меня этот тип фотографии неоднороден и, как феномен, интересен как раз своей самобытностью. Мне кажется ценным, что у нас в городе нет однотипности, когда все поголовно снимают, скажем, как Китаев.

Юрий Молодковец. Серия "Эрмитаж. Уединение"

© Юрий Молодковец. Из серии «Эрмитаж. Уединение»

И все-таки сказывается ли влияние Петербурга на творчестве фотографов?

— Естественно. Мы живем в одном из лучших с точки зрения творчества мест на Земле. И это не только серьезно влияет, но и ко многому обязывает. Здесь мировая живопись, мировая музыка, мировая литература. Ты можешь просто выйти на улицу, открыть рот и молча восхищаться. Зайти в подъезд, а там, хоть и грязь, увидеть изумительной красоты лестницу, представляющую собой культурную ценность. Петербург — идеальное место для творчества. Устал — зайди в Эрмитаж, совсем плохо — иди в церковь.

Мы заговорили о культурном окружении. Важен ли для человека, который хочет посвятить себя фотографии, культурный багаж?

— Это самое важное! Знания в различных областях культуры у фотографа должны быть самыми глубокими. Ко мне часто обращаются вступающие в жизнь молодые люди, которые хотят научиться фотографии. И у меня есть универсальный совет: получите максимально глубокое, желательно гуманитарное, высшее образование. А затем выберите мастера, работы которого вас восхищают, и проситесь к нему в ученики. Мойте полы, бегайте за водкой… А параллельно учитесь фотографии. И, конечно, необходимо много времени посвящать самообразованию: посещайте выставки (не только фотографические), участвуйте во всевозможных конкурсах, общайтесь и конкурируйте с себе подобными, тусуйтесь! Только сочетание всех этих усилий способно воспитать в вас фотографа.

С Юрием Молодковцом беседовал Алексей Шишкин,
© «Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus