Кадр из фильма Взятие Зимнего дворца, 1920

Когда произносят словосочетание «штурм Зимнего», непременно возникает образ восставших, устремившихся к Зимнему дворцу, в котором заседает Временное правительство. Конечно, уже не раз историками было доказано, что пресловутый штурм, по сути, являлся продолжительной осадой с осторожными вылазками и постепенным уходом оборонявшихся с постов. Тем не менее, в исторической памяти запечатлелась картина, похожая на эту фотографию. Однако сделана она была не ночью 25 октября 1917 года. Во-первых, аппаратура того времени не позволяла снимать в темноте. Во-вторых, как уже было сказано, такую живописную композицию просто нельзя было увидеть той ночью.

Перед нами снимок с инсценировки взятия Зимнего дворца 7 ноября 1920 года. К третьей годовщине Октября было постановлено устроить невиданное представление: повторение центрального события революции. Для работы над театральным действом была привлечена очень талантливая творческая группа во главе с авангардным режиссером и теоретиком театра Николаем Евреиновым.

Н. Н. Евреинов. Рисунок Ю. П. Анненкова, 1920

Н. Н. Евреинов. Рисунок Ю. П. Анненкова, 1920

Еще до революции Евреинов был известен своими неординарными воззрениями на театральное искусство и бытие вообще. Его концепция «театрализации жизни» в чем-то близка шекспировскому выражению «вся жизнь — театр». Смешение театра и жизни, превращение жизни в театр, сценическое преображение — это были исходные пункты его творческого поиска. Октябрьская же революция позволила режиссеру провести в жизнь его глобальный проект.

По масштабу и зрелищности постановка 1920 года не имела аналогов ни до, ни после. В нее были вовлечены более 8000 людей, несколько сот солдат и матросов действующей армии, многие из которых принимали участие в настоящих революционных событиях. Одним из героев стал реальный крейсер «Аврора». Авангардный художник Юрий Анненков оформил две огромные сцены, на которых развернулось грандиозное действо. Слева и справа от арки Главного штаба были возведены две платформы — «красная» и «белая», обозначавшие лагеря пролетариата и буржуазии. Центральным событием постановки стал момент, когда из арки Главного штаба, в проходе между двумя группами зрителей, располагавшимися в центре площади, промчался броневик. За ним устремилась многотысячная толпа «солдат» и «красногвардейцев» под красными знаменами.

Ю. П. Анненков. Взятие Зимнего дворца. Эскиз декорации к массовому действию на Дворцовой площади в Петрограде, 1920

Ю. П. Анненков. Взятие Зимнего дворца. Эскиз декорации к массовому действию на Дворцовой площади в Петрограде, 1920.

Эффект момента был настолько внушительным, что часть зрителей, которых набралось около 150 тысяч, инстинктивно потянулась к решеткам Зимнего дворца. Это был триумф авангардной идеи Евреинова. Еще перед началом репетиций, проповедуя условность разделения актеров и зрителей, он произнес перед труппой следующие слова: «Время статистов прошло. Помните, товарищи, что вы вовсе не статисты. Вы артисты, быть может, еще более ценные, чем артисты старых театральных навыков. Вы — части коллективного артиста».

Уникальное в своем роде сочетание политики и высокого искусства повлияло на создание мифа Октября. Кадры из фильма «Взятие Зимнего дворца», снятые оператором Борисом Светловым, долгое время использовались пропагандой. Они были настолько правдоподобными, что заставили несколько поколений верить в достоверность события, запечатленного на черно-белой пленке.

© Константин Тарасов,
«Петербургский фотограф», 2012

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus