Statoil - партнер проекта «Россия - Норвегия: пересекая границы»Древнейшие находки собачьей упряжи, нарт и костей собак были обнаружены на Новосибирских островах и, согласно радиоуглеродному анализу, имеют возраст 7800-8000 лет.
Оба полюса Земли были покорены на собачьих упряжках. Северный полюс — Роберт Пири, 1909 г., Южный — Руаль Амундсен, 1911 г.

Существуют разные типы построения собак в упряжке, самые популярные — шестёркой, двойкой и не применяющийся в спорте тип «Полосочкой». В упряжку можно включить любое количество собак. «Полосочка» хороша тем, что в любом случае упряжка имеет вожака, несмотря на количество.

Источник: ru.wikipedia.org

Утро. Сырость внутри палатки, и дождь снаружи. После традиционного утреннего кофе быстро сворачиваем лагерь и выезжаем из приютившего нас березняка. Вскоре добираемся до Карашока и находящегося там музея саамского быта, но тут нас ждет разочарование. По российской привычке мы полагали, что музейный комплекс, рассчитанный в первую очередь на туристов, будет работать и в выходной день. Не тут-то было. В выходной все отдыхают. И музейщики тоже. При планировании поездок по Норвегии это нужно запомнить. Даже туристический бизнес порой работает только в будние дни. Тем не менее, территория самого краеведческого комплекса открыта, и есть возможность посмотреть снаружи на свезенные сюда различные саамские постройки: от домов до лабазов. Пропитанные дождевой влагой и оттого потемневшие деревянные строения прибавляют минимум еще полвека к своему и без того солидному возрасту.

Карашок

Музей саамского быта. Карашок. Фото Бориса Тополянского

Кроме нас, в музейном комплексе появляется пожилая шведская пара. Они рассказывают, что только что посетили питомник ездовых собак, там интересно, и собак сейчас готовят к тренировкам. Они достаточно подробно объясняют нам путь, и, покинув промозглую площадку, мы едем искать псарню. Буквально за 15 минут погода кардинально меняется, выходит солнце, и мы подъезжаем к искомому пункту, обогретые его лучами. Здесь не просто питомник, а небольшой гостиничный комплекс, предназначенный для участников собачьих сафари.

Мы знакомимся с местными киперами, и нас приглашают пройти к собакам. На обширной территории находятся не менее тридцати хаски. У каждого пса своя будка и довольно внушительная цепь, удерживающая ее хозяина на его личной территории. Действительно, собак только что кормили, и теперь часть из них готовится к тренировке. Так как снега нет и сани пока находятся под специальным навесом, собаки потащат за собой квадроцикл. Им предстоит путь по кругу длиной около восьми километров. В упряжку впрягаются суки, и нам объясняют, что они более трудоспособны. Хаски находятся в хорошем расположении духа, чувствуется состояние восторга от ждущей их впереди пробежки. Возможно, это единственное настоящее развлечение в их собачьей жизни.

Карашок. Энгхолм

Энгхолм. Фото Ирины Билик

Открываются ворота, упряжка стартует, и мы занимаем позицию на дорожке в ожидании их возвращения. Минут через двадцать упряжка появляется вновь, влетая к тому месту, откуда начала свой маршрут, но через противоположные ворота. Круг замкнулся. Собак освобождают от амуниции и разводят по своим местам. Рядом в загоне щенки внимательно наблюдают за суетой вокруг. Их пока все это не касается. Томас Мархог, работающий здесь, поясняет, что тренировочная жизнь для щенков начинается в год, и, прежде чем попасть в «команду», они проходят тщательный отбор. Томас по специальности археолог, жил в Тронхейме, но решив работать с животными, бросил все и приехал сюда.

Карашок. Энгхолм

Энгхолм. Тренировочный заезд. Фото Бориса Тополянского

Мы разговариваем с девушкой, которая принимала участие в заезде. Ее зовут Кристел Финн, она из Бергена и раньше занималась исландскими лошадьми. Потом она случайно попала на сафари и осталась тут работать. Шел уже восьмой год ее пребывания в питомнике. Кристел показывает нам апартаменты для гостей. Они сделаны в экостиле и очень уютны. Недаром Engholm входит в золотую пятидесятку лучших зимних отелей Норвегии. Но сейчас не сезон, и здесь никого нет. Стоимость проживания в домике при питомнике дороже ночевки в кемпинге примерно в 2 раза. Прощаемся и возвращаемся второпях в покинутый нами Карашок.

Здесь, прямо на заправке на въезде в город, раскинулся маленький секонд-хенд, где продается не только одежда, но и предметы быта, бижутерия, игрушки и другая мало кому нужная мелочевка. Время от времени туда забредают посетители, лениво обозревают выложенный товар и также лениво покидают территорию заправки.

Карашок

Карашок. Фото Бориса Тополянского

После некоторых разъездов по городку мы достигли известной на всю округу кузницы, где местные мастера делали знаменитые саамские ножи, которые у нас на родине привычно называют финками. Но в выходные это заведение тоже не работало, хотя, судя по прибывшему вслед за нами наполненному микроавтобусу, местные мастеровые явно теряли прибыль.

Карашок

Карашок. Фото Бориса Тополянского

Следующим населенным пунктом на нашем маршруте был город Кёутукейну, знаменитый своей историей и фильмом «Бунт в Каутокейно». Здесь в начале 1850-х годов произошло столкновение саамов с норвежской администрацией, которое переросло в крупное, впоследствии жестко подавленное, восстание.

Кёутукейну

Кёутукейну. Кладбище. Фото Бориса Тополянского

Въезжаем в город в начинающихся сумерках и едем к центральной видимой точке — кирхе. Около нее, как это часто бывает, разместилось кладбище. Минут пятнадцать бродим среди старых и новых погребений. Вечерний Кёутукейну пуст, и мы уезжаем отсюда.

Минуем небольшую гидроэлектростанцию на реке Čábardasjohka. Высота слива здесь 5,5 метров. По плотине проходит автомобильная дорога. 10 лет назад в ремонт и реконструкцию электростанции было вложено около 12 млн долларов.

Кёутукейну

Гиброэлектростанция на реке Čábardasjohka. Фото Бориса Тополянского

Чуть дальше, на берегу все той же Čábardasjohka, мы находим место для ночлега. В низинке, впервые за все наше путешествие по Норвегии, нас начинают поедать москиты разных размеров и разной степени кровожадности. Прячемся от них в палатку и ложимся спать.

 

20 августа 2012 года. День первый. Борисоглебский ― Гренсе-Якобсельв 
21 августа 2012 года. День второй. Дневка вблизи границы
22 августа 2012 года. День третий. Киркенес, велосипедист с собакой и немного коров
23 августа 2012 года. День четвертый. Вадсё
24 августа 2012 года. День пятый. Вадсё, Вардё, мемориал сожженным ведьмам и американская барменша в конце дня
25 августа 2012 года. День шестой. Через рыбацкую деревушку и лунный ландшафт к северному сиянию
26 августа 2012 года. День седьмой. Берлевог и немножко рыбного промысла
27 августа 2012 года. День восьмой. Кьёллефьорд и ветряки в тумане
28-29 августа 2012 года. Дни девятый и десятый. Остров Магерёй и две версии Края света
30 августа 2012 года. День одиннадцатый. Идем на Ингёй
31 августа 2012 года. День двенадцатый. Хаммерфест: до, во время и после
> 1 сентября 2012 года. День тринадцатый. В краю саамов и ездовых собак
2 сентября 2012 года. День четырнадцатый. Маси, река Алта, саамы и немножко электричества
3-4 сентября 2012 года. Дни пятнадцатый и шестнадцатый. Алта и ее красные человечки
5 сентября 2012 года. День семнадцатый. Трумсё — в поисках Северного Парижа
6 сентября 2012 года. День восемнадцатый. Трумсё и многоточие

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus