Susan Bozic

ПФ и Фотовернисаж представляют:

Сюзан Бозик (Susan Bozic) — канадский фотограф, закончившая Университет Конкордия по специальности фотография и кино и отдающая предпочтение постановочным жанрам фотографии.
Корреспондент ПФ побеседовал с Сюзан Бозик о тщательности творческого процесса и «таксидермической» жизни после смерти.

— Сюзан, Вы увлечены таксидермией. Вы сами занимаетесь изготовлением чучел?

— Да, таксидермия очень меня интригует, равно как и идея воссоздания мертвого животного так, чтобы оно воплощало свою прежнюю сущность. Это порождает сдвиг в восприятии, особенно если речь идет о постановочной фотографии. Мне нравится размывание границ между живым и мертвым, фактом и выдумкой, естественным и искусственным. Собственно, то, к чему приводит работа с мертвыми животными. Я не стремилась освоить профессию таксидермиста, поскольку это искусство требует многолетней практики. В то же время я научилась многим тонкостям процесса благодаря общению со специалистами. Они очень искусны и крайне педантичны в своей работе — как и я при создании своей серии. Чтобы делать подобные изображения, необходимо быть перфекционистом.  

— Где Вы достаете чучела, ведь некоторые из них, вроде снежной совы, занесены в Красную книгу?

— Поначалу я брала их в прокат, позже стала приобретать отдельные экземпляры. Да, некоторые из них достаточно редки. Например, снежная сова на протяжении тридцати лет находилась в списке исчезающих видов, и сейчас охота на нее является противозаконной. Окружающая среда претерпевает серьезные изменения, и, на мой взгляд, с помощью таксидермии можно сохранить этих потрясающих животных, прежде чем они исчезнут навсегда. В моей фотографии животные изначально безжизненны, но я уверена, что правильное композиционное расположение дает им второй шанс, оживляет их. 

— Вы снимаете в студии или используете исторические интерьеры?

— Вся обстановка для серии была создана в моей студии. Я арендовала огромное количество вещей в разных местах — в антикварных магазинах, в костюмерных киностудий. У меня был богатый выбор необходимых аксессуаров. 

— Выстраивание композиции — долгий процесс?

— Это переменная величина, которая меняется в зависимости от изображения. В среднем процесс занимает от одного дня до недели. Но если говорить обо всех необходимых приготовлениях, включая организационные моменты, то на каждую фотографию уходят месяцы. Например, карточка «Feast» («Празднество» — ред.) была одной из самых быстрых, но и то потребовался четырнадцатичасовой рабочий день в студии, и это без учета времени, потраченного на планирование, а также поиск и подбор необходимого антуража.

Каждое изображение строится само на себе. Их создание неразрывно связано с текущим моментом времени, выяснением того, как предметы соотносятся между собой, находясь в непосредственном соседстве. Кроме того, важно знать, как выстроенная композиция смотрится через объектив камеры, ведь в реальности она всегда выглядит иначе. «Affectation» — крайне детализированная серия с огромным количеством элементов, и процесс съемки каждого изображения очень насыщен.

Suzan Bozic / Сюзан Бозик

© Сюзан Бозик/Susan Bozic. «Snowy Owl», из серии «Incarnation»

— Вы заранее видите всю серию целиком? Как Вы понимаете, что серия закончена?

— В начале работы над серией я всегда знаю, что я делаю, но я никогда не знаю, как она будет осмыслена, пока процесс создания не завершен. Каждая диорама создана путем проб и ошибок, множества стадий. Я понимала, что я делаю, не зная в точности, как каждое изображение будет выглядеть после окончания съемки. Знание этого лишает художника сомнений и колебаний, столь необходимых в творчестве. 

— Что для Вас самое важное при создании серии?

— Для меня важнее всего, чтобы каждое изображение выглядело как должно, чтобы каждый элемент находится на своем месте, даже если вся обстановка и объект съемки кажутся неестественными и чуждыми друг другу. 

— Вы следуете традиции голландского натюрморта 16-17 веков. Что для Вас натюрморт — «тихая жизнь» или «мертвая природа»?

— На эту серию меня действительно вдохновила непреходящая ценность голландской живописи. Суметь создать аллюзию на произведения искусства, которые насчитывают сотни лет, и каким-то образом установить связь — дорогого стоит.

Жизнь и смерть постоянно чередуются и взаимосвязаны. Одно не может существовать без другого, и мне интересны временные и пространственные разрывы между этими двумя состояниями. Карточки из серии «Affectation» достигают кульминационной точки жизни, как на фотографии «Bouquet». Цветы были сняты на пике великолепия, прежде чем мимолетность и увядание коснулись их. 

— Вы работаете преимущественно с неживым материалом — предметами, чучелами, манекенами. Меняется ли Ваше отношение к живым существам?

— В большинстве своем я работаю с восприятием. Я пытаюсь изменить ситуацию, когда естественное кажется искусственным и наоборот. В серии «The Dating Portfolio» вместо животных я использую людей, а вместо чучел — манекена, суррогата человека. Мне интересно создавать смысл путем сочетания искусственных элементов, которые на первый взгляд могут казаться чуждыми окружению, но в то же время словно принадлежат ему. Создавая серию, я искала вдохновение в рекламе и масс-медиа, пытаясь осознать, как семена желания и излишеств прорастают в нашей душе. Я сыграла роль возлюбленной Карла, которая одержима своей мечтой об идеальной жизни и идеальном партнере. Мои творчество и личная жизнь — абсолютно разные вещи, и работа с манекенами не меняет моего отношения к реальным живым людям. Я осознаю разницу между вымыслом и действительностью и живу в соответствии с их правилами.

Сайт Сюзан Бозик www.susanbozic.com

С Сюзан Бозик беседовала Ирина Билик,
© «Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus