ПФ и Фотовернисаж-2012 представляют:

Анджела Бэкон-Кидвелл (Angela Bacon-Kidwell) — американский фотограф, создавшая собственный символический язык для визуального воплощения сновидений и подсознания.
О пиктографическом мышлении и гласе, звучащем внутри каждого художника, с Анджелой Бэкон-Кидвелл побеседовал корреспондент ПФ.

— Анджела, у Вас достаточно характерный стиль. Как долго Вы к нему шли?

— По правде говоря, я не уверена, что у меня есть какой-то определенный стиль, хотя люди утверждают, что это так. Я начала заниматься фотографией в 2005 году после рождения сына. Я начала создавать фотоизображения в надежде, что позже нарисую их в большом размере, поэтому первое время они представляли собой скорее наброски, эскизы. Потом кто-то увидел мои работы в сети, что-то посоветовал, подсказал, и в конечном итоге я занялась фотографией серьезно.

— Вашим работам свойствен собственный язык символов и кодов. Каков механизм их возникновения?

— Почти на протяжении двадцати лет я вела дневник, в котором записывала свои сны, и за это время я достаточно неплохо научилась понимать их символику. В частности, серия «Travelling dreams» («Блуждающие сны» — ред.) полностью построена на моих сновидениях и их символах. Например, птица для меня — это олицетворение духовной свободы, психологического освобождения. Но иногда мое собственное понимание символа и его трактовка другими людьми может не совпадать. Я не пытаюсь объяснить, что для меня значат те или иные вещи и явления: все мои изображения открыты, и каждый может понимать их по-своему.

— Гарри Виногранд однажды сказал: «Все, что меня интересует — увидеть, как объект будет выглядеть на фотографии. Я никогда не знаю этого заранее». Присутствуют ли в Ваших сериях реальные вещи и предметы или все является символами?

— Отличная цитата. Я до сих пор удивляюсь тому, как вещи выглядят на фотографиях. Зачастую у тебя есть выношенная идея или ты видишь что-то, что ты хочешь и можешь изобразить, но как только ты это фотографируешь, оно превращается в нечто совсем иное, чем то, что было в твоем мысленном представлении. Со временем, с опытом, ты начинаешь очень приблизительно представлять, что и как может получиться. Но конечно, оно никогда не будет абсолютно таким, как ты себе представлял — идеальным воплощением твоей идеи. Оно всегда будет иным. Я пыталась предугадывать результат и контролировать момент трансформации, но это не поддается контролю. Ты просто должен принять, что каким-то образом все само получится правильно. Но мне по-прежнему сложно оценить, хорошая получается фотография или нет. Часто бывает, что я считаю фотографию удавшейся, но ни у кого больше она не вызывает отклика. И меня не перестает удивлять, что же задевает зрителя, и я вынуждена пытаться «заглянуть» в его сознание, в его восприятие. Но в большинстве случаев я стремлюсь создать изображение, которое будет отвечать моим личным потребностям.

Анджела Бэкон-Кидвелл

© Анджела Бэкон-Кидвелл/Angela Bacon-Kidwell. Из серии «Travelling dreams»

— Еще одна цитата, на этот раз Ваша: «Изображения обладают силой передавать то, что мы не способны выразить словами». Напоминает суть пиктографического письма. Письменный язык эволюционировал в буквенное воплощение, Вы же проходите путь в обратном направлении — до визуальной репрезентации понятий…

— В чем-то Вы правы. Очень сложно аналитически размышлять о конкретном изображении. Во всех моих работах и в особенности в серии «Travelling dreams» есть несколько информационных слоев. Фотография может резонировать в зрителе как визуальный объект — она может быть красивой, шокирующей и так далее. Но есть и другой уровень, более глубокий — некое переживание, драма, которую я пытаюсь преодолеть. Иногда все уходит еще глубже: вопрос может превращаться в ответ в рамках изображения. Для меня фотография удачна только тогда, когда она способна вызвать отклик и на внешнем, поверхностном уровне, и на более глубоком, заставив зрителя задуматься. Мне гораздо проще визуализировать свои представления, нежели сформулировать их, и постепенно я все лучше понимаю язык своего подсознания. А порой это даже забавно — не знать, почему ты делаешь то, что ты делаешь. Ты просто делаешь и создаешь что-то, чего раньше не существовало. И это дарит чувство удовлетворения.

— Ваши изображения отсылают к психологии и подсознанию. Присутствуют ли в них культурные переклички?

— Намеренно я этого не делаю. Источник моих работ — мое прошлое, давние, порой еще детские, переживания и боль. И изображения, в особенности серия «Travelling dreams», призваны помочь мне с ними справиться, излечить от них. Я одновременно пытаюсь и просто выразить свои эмоции, и отчасти проанализировать их. Хотя я предпочитаю не копаться в прошлом, но проживать настоящее — его эмоции и впечатления, и воплощать их в творчестве.

Некоторые люди называют мои фотографии поэтичными, но думаю, причина в том, что изображения говорят на нескольких уровнях, что они открыты и не дают четких ответов.

— Ваши фотографии — это Ваше видение внешнего мира или взгляд в себя? Ваша камера направлена внутрь или вовне?

— Скорее вовне. Чем больше ты задумываешься о создании изображения, тем хуже оно у тебя получается. Воплощение идеи сродни работе художника. У тебя есть образ, и по мере того как ты его воплощаешь, он начинает эволюционировать, превращаться во что-то иное. С фотографией происходит нечто подобное, хотя она и мгновенна по сути. Но даже несмотря на ее моментальность, ты можешь надстраивать ее уровни, добавлять в нее смыслы, черпая их извне. Какой-то момент внешнего мира тебя вдохновляет, и ты просто начинаешь акт творения. И любая попытка проанализировать процесс, разобрать его на части превращает произведение в чисто техническое решение, без души.

— Возможно ли научиться мыслить образно?

— Я часто задаюсь этим вопросом. Думаю, основной ключ в самом человеке, в его развитии. Другие художники и фотографы могут помочь и подсказать с технической и профессиональной точки зрения, но научить кого-либо видению фактически невозможно. Можно смотреть работы других людей, вникать в них, чувствовать, потому что у всех нас много общего — коллективное сознание, один и тот же жизненный цикл. Но учить собственному видению вряд ли возможно. Все в нас самих — в личном опыте, в умении чувствовать свою жизнь и слушать тихий голос, что звучит у тебя внутри, божественный глас.

Сайт Анджелы Бэкон-Кидвелл www.angelabaconkidwell.com

С Анджелой Бэкон-Кидвелл беседовала Ирина Билик,
© «Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus