Statoil - партнер проекта «Россия - Норвегия: пересекая границы»«Пришлось мне перестраиваться на западноевропейские методы воспитания. Здесь дети старше трех лет в саду могут не спать, если не хотят. И есть бутерброды, принесенные из дома, когда проголодаются, а не когда положено по распорядку дня. В Норвегии ребенка нельзя ни к чему принуждать. Вот эту свободу первое время принять было очень тяжело. Тем не менее со своими детьми я, если нужно, была строгой».

Из статьи «Клуб русских жен». Газета «Северный рабочий», 18.11.2009

Восемь с лишним километров подводного тоннеля приводят нас на самый знаменитый остров коммуны Нордкап ― Магерёй.

С чем у большинства туристов ассоциируется этот остров? Безусловно, со стилизованным глобусом, находящимся на самой известной 309-тиметровой скале Нордкап. Большинство посетителей туристической площадки Нордкапа уверены, что это и есть тот самый Край света, после которого ничего нет, кроме бесконечной соленой ледяной воды, белых медведей и Северного полюса. Именно здесь людям за определенную и совсем не малую мзду позволят почувствовать себя настоящими героями, духовно породниться с уходящими в полярную даль первооткрывателями и закрепить свои впечатления бокалом шампанского в местном кафе. Иначе приход ощущения счастья не предвидится.

Мыс Нордкапп

Глобус на мысе Нордкап. Фото Бориса Тополянского

К героике этого места попробовали приобщиться и мы. Правда закатного солнца не было: спряталось, вредное, за тучами. Кавалькада невесть откуда взявшихся бабушек из самых разных стран мира, спешила запечатлеться вместе с уже упомянутым глобусом. Седые развевающиеся под сильным ветром волосы пожилых леди придавали им вид эпических валькирий. Бабушки в экстазе надолго сливались с глобусом в единое целое, таким образом познавая цель жизни. На наши просьбы: «Леди, сорри, люминенс аут», ― бабушки бодро отвечали: «Уан минут», ― и продолжали неторопливо фотографировать друг друга. Несмотря на подобную экспансию, мы все же сделали дежурные снимки шарика и отправились готовиться к походу уже на самый-самый настоящий географический, то есть абсолютно научный край света ― мыс Кнившелльодден (Knivskjelodden). Его оконечность аж на 1500 метров простирается ближе к северу, чем площадка с глобусом. Чтобы достигнуть мыса нами на следующее утро были проявлены чудеса героизма ― 8 км по туристской тропе туда и, как ни странно, столько же обратно. Тропа не была оборудована скамейками, беседками и продавцами воды и кукурузы. Напротив, на ней было очень много необработанных камней различной формы и размерности. Все они были разбросаны в крайне произвольном порядке и имели обыкновение цепляться за кроссовки острыми краями. Также на пути были представлены заболоченные участки, несколько крутых спусков и подъемов. По тропе с определенной периодичностью проходили группы людей. При этом лица тех, кто шел на север, были отмечены печатью вдохновения. Лица же тех, кто шествовал в противоположном направлении, то есть возвращался с Края света версии два, могли бы служить аллегорией усталости, если их, конечно, какой-нибудь скульптор взялся изваять в мраморе.

Географический край света представлял собой скалу, на которой закреплен памятный знак с отверстием то ли под вымпел, то ли под флаг. Впрочем, ни того ни другого там не было. Зато рядом находился ящичек, в который посетители, видимо, складывали ненужные вещи, которые было тяжело тащить обратно. Среди старых конфет, вафель и гребешков для волос находился журнал, в котором каждый путешественник мог записать свое имя. Записались и мы. То есть номера с 465 по 468 доказывают факт нашего нахождения на этой неприступной точке.

Мыс Кнившелльодден. Самая северная точка Европы

Мыс Кнившелльодден. Самая северная точка Европы. Фото Бориса Тополянского

Обратный путь был ужасен. Поднялся бьющий в лицо штормовой ветер. Может он, конечно, и не был штормовым, но по поверхности моря гуляли милые маленькие смерчи. Штативами было невозможно пользоваться: они вибрировали, издавали свистящие звуки и в негодовании трясли камеры. У нас же было ощущение, что, если подбросить камень, то, он не упадет обратно на землю, согласно законам тяготения, а параллельно земле улетит в сторону океана и сгинет в его пучине не менее чем за пару миль от берега.

Мы все же добрались до машины и поехали отдыхать. Кстати, первооткрывателями мы себя не почувствовали. Зато почувствовали огромное уважение к тем, кто, уходя в неизвестность, были ими на самом деле.

 

20 августа 2012 года. День первый. Борисоглебский ― Гренсе-Якобсельв 
21 августа 2012 года. День второй. Дневка вблизи границы
22 августа 2012 года. День третий. Киркенес, велосипедист с собакой и немного коров
23 августа 2012 года. День четвертый. Вадсё
24 августа 2012 года. День пятый. Вадсё, Вардё, мемориал сожженным ведьмам и американская барменша в конце дня
25 августа 2012 года. День шестой. Через рыбацкую деревушку и лунный ландшафт к северному сиянию
26 августа 2012 года. День седьмой. Берлевог и немножко рыбного промысла
27 августа 2012 года. День восьмой. Кьёллефьорд и ветряки в тумане
> 28-29 августа 2012 года. Дни девятый и десятый. Остров Магерёй и две версии Края света
30 августа 2012 года. День одиннадцатый. Идем на Ингёй
31 августа 2012 года. День двенадцатый. Хаммерфест: до, во время и после
1 сентября 2012 года. День тринадцатый. В краю саамов и ездовых собак
2 сентября 2012 года. День четырнадцатый. Маси, река Алта, саамы и немножко электричества
3-4 сентября 2012 года. Дни пятнадцатый и шестнадцатый. Алта и ее красные человечки
5 сентября 2012 года. День семнадцатый. Трумсё — в поисках Северного Парижа
6 сентября 2012 года. День восемнадцатый. Трумсё и многоточие

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus