Statoil - партнер проекта «Россия - Норвегия: пересекая границы»Лисбет Нильсдаттер предстала перед судом в г. Омганг 9 августа 1621 года. Обвинена в занятиях колдовством. Двое мужчин засвидетельствовали, что слышали, как Лисбет утверждала, что может добиться всего, чего захочет, с помощью колдовства. Приговорена к испытанию водой, держалась на поверхности как поплавок. Впоследствии, без применения пыток, призналась:

Что научилась колдовству у Карен Эдисдаттер;
Что Сатана являлся ей в облике серого козла;
Что она отреклась от Господа Бога и крещения, чтобы служить Сатане;
Что Карен Эдисдаттер научила ее, как вытянуть молоко из чужого скота;
Что она делала это, помещая козий рог под желудок животного;
Что она могла наполнять свое ведро для молока столько раз в день, сколько могла пожелать;
Что она проделывала это в течение всего времени, пока Карен Эдисдаттер была жива;
Что она принимала участие в околдовывании Хенриха из Гамвика и его команды;
Что она и другие ведьмы в облике коз и кошек собирались на небольшом островке за пределами Омганга;
Что она посещала шабаш ведьм на Воллене в Омганге в течение Рождества 1619 года;
Что она участвовала в околдовывании Абрахама Нильсена, утонувшего в Ботсфьорде.
Приговорена к сожжению заживо.

Источник: Брошюра черного цвета, которую можно взять в мемориале на острове Вардё

Утром мы вновь в Вадсё. Сегодня в Осло выносят приговор печально известному Андерсу Брейвику. Объявлено, что во всех судах Норвегии будет показана трансляция итогового заседания из столицы. Вход свободный. Нам это интересно, и мы ищем местный суд. Несмотря на то, что Вардё не слишком велик, местные жители не знают, где у них здание суда. Наконец находим его. Это никакое не здание, а несколько кабинетов на третьем этаже делового центра. Нас встречают две дамы, несколько ошарашенные неожиданным утренним визитом. Говорят, что суд у них слишком маленький и никакой трансляции не предвидится. Возможно, в более крупных городах что-то и будет. Более крупный город ― это Трумсё. Но мы в него доберемся только дней через десять. Тем временем Брейвику дают двенадцать лет. Это самый суровый в Норвегии приговор, больше двенадцати лет здесь в тюрьме не держат. Мы расходимся по городу и бродим по нему часа полтора каждый сам по себе. В местной кирхе пусто, служб нет. Под потолком висит модель кораблика, плывущего к алтарю. Над алтарем на втором этаже моет полы смуглолицый Тэк Бахадур из Бутана. Он почти не понимает по-английски, но понимает язык жестов и позволяет себя сфотографировать.

Уезжаем в сторону Вардё. По дороге сворачиваем к белеющей справа кирхе в Скаллельве. Она традиционно заперта, как и другие маленькие кирхи. Нам объясняют, что кирха здесь открыта редко: либо на свадьбу, либо на похороны, либо в иной важный праздник. Жителей тут всего ничего, вот священник и приезжает только по необходимости. К закрытым маленьким кирхам мы начинаем уже привыкать.

Варде. Крепость Вардехус

Варде. Крепость Вардехус. Фото Ирины Билик

Наконец-то навигатор показывает, что мы приближаемся к Вардё. Если кто не знает, то Вардё это остров. Моста на остров нет, зато есть подводный тоннель. Его длина ― 2,9 км, глубина ― 88 м. Ныряем как кролики в дыру и несемся вниз. Мы под Северным Ледовитым океаном. Стены тоннеля сырые. Возможно даже соленые, но мы не догадались попробовать влагу на вкус. Крутой подъем, и больно бьющий в глаза яркий свет. Мы на острове.

Сначала направляемся к самой северной в мире крепости Вардехус, которой уже более 700 лет. Насыпи и казематы крепости невелики. Хотя, если взобраться на вал, неплохо видны станции слежения НАТО, из-за которых между Норвегией и Россией произошел дипломатический спор. Мы беззастенчиво делаем снимки этого объекта. Пусть будут на всякий случай.

Варде. Кирха

Варде. Кирха. Фото Бориса Тополянского

В Вардё находится еще одно очень интересное сооружение: мемориал сожженным во времена темного средневековья ведьмам. Возвели его архитектор Петер Цумтор и художница Луиза Буржуа. Посетителю мемориала вначале предстоит пройти по длинному сооружению, снаружи напоминающему гармошку, по которой в некоторых аэропортах люди проходят на борт лайнера. Только это гармошка довольно длинная, а внутри сильно затемнена. Во внутреннем коридоре по бокам на разных уровнях находятся то маленькие окошки-бойницы, через которые пробиваются лучики света, то тлеющие неярким светом лампы, свисающие на длинных проводах с потолка. На стенах же закреплены мемориальные доски с именами и историями «ведьм». Всего на острове, как говорят документы, с 1600 по 1692 годы к смертной казни было приговорено около 135 мужчин и женщин. Из них 91 человек был местным островитянином. Пройдя этим коридором смерти и выйдя через туго открывающуюся дверь на улицу, оказываешься около стеклянного куба из темного тонированного стекла. Внутри куба находится стул, из которого вырываются языки пламени. Над стулом в больших овальных рамах закреплены девять кривых зеркал, подхватывающих и искажающих языки пламени. Зрелище впечатляющее. Снаружи еще слишком светло, и это несколько портит впечатление. Решаем вернуться сюда после заката солнца.

Мемориал сожженным ведьмам

Варде. Мемориал сожженным ведьмам. Фото Ирины Билик

Посещаем местную кирху. Зайдя в нее, слышим звуки рояля. Одинокий пианист, услышав нас, смущенно прерывает музицирование. Просим его продолжить. Он играет нам Моцарта, но смущенно просит не фотографировать его с лица. Мы знакомимся. Зовут молодого человека Магнус, в кирхе он работает как волонтер: встречает экскурсионные группы, выполняет другие различные обязанности. Узнав, что мы из России, он показывает на стене кирхи православную икону и крест. Видимо, в этом месте не имеет значения, каким образом ты обращаешься к Богу. Мы тепло прощаемся и едем искать ночевку. Снова ныряем в тоннель и через километров двенадцать находим вполне подходящее поле. Правда, на нем паслось какое-то количество овец, посматривающих на нас несколько подозрительно. Поставив палатку и дождавшись сумерек, мы возвращаемся к мемориалу сожженным ведьмам. В темноте проходим мимо местного кладбища и вновь входим в коридор. Ощущения совсем другие, нежели днем. Исчезли солнечные блики на стенах. Все стало более сумрачным и напряженным. Огонь внутри стеклянного куба полыхает явно ярче и кажется более разнузданным, отражаясь в нависших над ним зеркалах.

Мемориал сожженным ведьмам

Варде. Мемориал сожженным ведьмам. Фото Бориса Тополянского

Выйдя из мемориала, решаем отвлечься от тягостных мыслей и проехать по ночному Вардё. На темных улицах почти никого. Замечаем вывеску местного паба и заходим внутрь. Пабом заведует Дон Хенриксен, американка из Нью-Йорка, вышедшая замуж за норвежца и переехавшая в Вардё. В баре ей помогает сын. Дон вполне довольна своей северной жизнью, но менять гражданство на норвежское не собирается. На вопрос, много ли пьют норвежцы, говорит, что в общем-то немало. Дела идут лучше летом, когда паромы привозят сотни туристов, и зимой, когда те же туристы приезжают в Вардё любоваться северным сиянием. Испробовав норвежского пива, мы, в последний раз преодолев тоннель, в полной темноте отыскиваем свою палатку. Благо, овцы ее не сжевали.

Паб в Варде

Паб в Варде. Дон Хенриксен. Фото Бориса Тополянского

 

20 августа 2012 года. День первый. Борисоглебский ― Гренсе-Якобсельв 
21 августа 2012 года. День второй. Дневка вблизи границы
22 августа 2012 года. День третий. Киркенес, велосипедист с собакой и немного коров
23 августа 2012 года. День четвертый. Вадсё
> 24 августа 2012 года. День пятый. Вадсё, Вардё, мемориал сожженным ведьмам и американская барменша в конце дня
25 августа 2012 года. День шестой. Через рыбацкую деревушку и лунный ландшафт к северному сиянию
26 августа 2012 года. День седьмой. Берлевог и немножко рыбного промысла
27 августа 2012 года. День восьмой. Кьёллефьорд и ветряки в тумане
28-29 августа 2012 года. Дни девятый и десятый. Остров Магерёй и две версии Края света
30 августа 2012 года. День одиннадцатый. Идем на Ингёй
31 августа 2012 года. День двенадцатый. Хаммерфест: до, во время и после
1 сентября 2012 года. День тринадцатый. В краю саамов и ездовых собак
2 сентября 2012 года. День четырнадцатый. Маси, река Алта, саамы и немножко электричества
3-4 сентября 2012 года. Дни пятнадцатый и шестнадцатый. Алта и ее красные человечки
5 сентября 2012 года. День семнадцатый. Трумсё — в поисках Северного Парижа
6 сентября 2012 года. День восемнадцатый. Трумсё и многоточие

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus