Марина Джигарханян10 сентября открывается 10-ый юбилейный Санкт-Петербургский Фотовернисаж-2012 «Города и люди». ПФ начинает публикацию материалов, посвященных этому событию, с интервью с создателем и бессменным руководителем Фотовернисажа Мариной Борисовной Джигарханян.

Марина Борисовна Джигарханян окончила факультет теории и истории искусства Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. Работала экскурсоводом в Государственном Эрмитаже, старшим редактором в Государственной публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина и в издательстве «Художник РСФСР». С 1996 года заведует Отделом современного искусства Центрального выставочного зала «Манеж». Занимается комплектованием коллекции.

— Грядущий Фотовернисаж — десятый по счету. С чего все начиналось?

— Начиналось спонтанно. В 2003 году, когда город отмечал свое 300-летие, мы решили организовать выставку, посвященную его истории — «Реальность иллюзий и мифов Петербурга». Мы собирали все фотографии, которые могли представить наш город — архивные, панорамные, современные. В результате экспозиция получилась очень красивой и в какой-то степени даже мистической, ведь Петербург сам по себе загадочный и провоцирует фотографов на философский подход. Поскольку выставка была своего рода пробным камнем, мы пригласили к участию только питерских фотографов и небольшую группу зарубежных мастеров. Резонанс был достаточно большой, мы поняли, что проект востребован, что есть огромное количество интересного фотографического материала, который можно показать, и решили продолжать. Стали придумывать разные темы и под них привлекать фотографов. Из года в год наши зарубежные контакты ширились, о нас рассказывали, нас «передавали» друг другу. И в этом наше большое достижение, ведь очень сложно пойти на контакт на расстоянии, когда не знаешь человека лично: найти общий язык с каждым, договориться об участии, уговорить прислать фотографии в хорошем разрешении. В дальнейшем, приезжая сюда, видя масштаб выставки и серьезность нашего отношения, зарубежные участники рекомендовали нас другим фотографам, и поэтому сейчас круг контактов у нас очень большой. За эти годы я по-настоящему подружилась с очень многими известными мастерами за границей, чему несказанно рада, потому что это очень талантливые и интересные люди.

— Как Вы выбираете тему выставки?

— Нельзя сказать, что мы ведем целенаправленную работу по разработке темы. Все происходит само собой, что называется «в воздухе витает»: начинаешь обдумывать, что востребовано в этом году, или что-то вдруг осенит. Мы сделали первую выставку художественной фотографии и стали думать, почему бы не показать репортаж, ведь он тоже безумно интересен. Так, второй год у нас был полностью посвящен репортажу.

— В этом году «Города и люди»…

— Выставка юбилейная, и нам хотелось подытожить то, что мы уже делали, представить  фотографов, с которыми мы работали, и на этом завершить наш масштабный проект. Как можно показать историю фотографии и историю нашей выставки? Только через разные города, через разных людей. Здесь нет привязки к Петербургу, город — это собирательный символ, и каждый показывает его так, как он видит. В этом году у нас участвует группа фотографов из Америки, и их работы не впрямую соответствуют теме. Конечно, там есть и Америка, и люди, но главное — в них есть то, чем живет американская фотография сегодня. Ведь тенденции в фотографии — это тоже «Города и люди», и то, что происходит в конкретной стране — это  тоже «Города и люди». У меня любая тема выходит за рамки узкой конкретики. Когда мы, например, делали «Моду и стиль», многие фотографы сначала удивлялись, почему я их пригласила, ведь они не имеют никакого отношения к моде. А для меня мода — широкое философское понятие, вообще отношение к жизни: как мы себя ведем, как мы видим, что едим. И «Города и люди» мы трактуем опять-таки в очень широком понимании этого слова. Аудитория у нас большая, приходят люди разного возраста, и молодежи нравится что-то одно, старшим поколениям — другое, поэтому мы всегда включаем и ретроспективные материалы, и традиционную фотографию, и трендовую.

Кроме того, есть определенная специфика выставочного пространства. Зал очень большой, и его сложно строить с точки зрения визуального восприятия. Человек быстро устает от однообразия, поэтому визуальные образы должны быть очень разные, необходимы паузы, передышки, переход от одного к другому — только тогда можно сделать столь грандиозную выставку интересной и востребованной. Эта экспозиция, безусловно, для нас будет в какой-то мере странной, может быть, даже непонятной, поскольку у нас, особенно в Петербурге, западные тенденции развиваются с большим отставанием.

© Ми Чжоу / Mi Zhou - Broadway

© Ми Чжоу / Mi Zhou — Broadway

— Сейчас в городе проходит несколько выставок, посвященных городской среде…

— Да, сейчас фотографических выставок очень много. С одной стороны, это хорошо. Но, к большому сожалению, каждый, кто берет в руки камеру, думает, что он фотограф. Поэтому отсеять хорошее от плохого становится все труднее. За прошедшие десять лет зрительская аудитория сильно изменилась. Когда мы начинали, мы были практически единственными в городе, и площадок почти не было, а сейчас только ленивый не делает фотографических выставок. Те же зарубежные выставки. Что проще всего привезти? Фотографии. Как показать страну? На фотографии. Поэтому выставок стало много, и отобрать хороший материал очень сложно, в особенности для таких масштабных проектов.

На выставку «Мода и стиль жизни» к нам приезжал Фрэнк Хорват. Когда я писала ему, я не рассчитывала на его участие, прекрасно понимая, кто он. Зачем ему наш Фотовернисаж? Ведь он стоял у истоков модной фотографии в 1950-60-е годы. Но удивительно: чем человек талантливее и знаменитее в хорошем смысле слова, тем он скромнее. Фрэнк Хорват не только приехал, но и не ставил никаких условий, в отличие от наших фотографов, которые тут же начинают выдвигать финансовые требования. Особенно этим московские фотографы отличаются, на Западе же я ни разу с таким не сталкивалась. Так вот, Фрэнк Хорват на мастер-классе сказал: «сделать снимок — это нажать на кнопку, все остальное — внутри». Если человек понимает, что ему надо учиться видеть, значит у него как у фотографа есть будущее. А если нет… К сожалению, очень многие наши петербургские фотографы грешат тем, что не хотят учиться. И мастер-классы, которые для них организуются, они воспринимают свысока: мол, и так все знаем. Я сама с огромным удовольствием слушаю зарубежных фотографов. Это интересно даже не столько с технической точки зрения — я не фотограф, — сколько с точки зрения их видения. Они бывают в разных точках мира, сталкиваются с разными ситуациями, и этот человеческий опыт невероятно интересен.

— Вы не фотограф. А кто Вы — организатор, куратор?

— Я искусствовед, имею художественное образование и до 2003 года я никогда не делала фотографических выставок. Для меня это была совершенно новая область, и в процессе организации я очень многому училась от выставки к выставке. Во всем нужны знания, без них невозможно сделать что-то качественное. Конечно, художественное образование мне очень помогало, потому что я пыталась не просто показать фотографии, а представить каждую тему с художественной точки зрения.

— В какой степени куратор оказывает воздействие на Ваш собственный взгляд, на Ваш отбор фотографий?

— Куратор оказывает очень сильное влияние. Так сложилось, что я всегда отбирала выставку от начала и до конца сама, и в этом году я первый раз работаю с кураторами. Вообще взаимодействие организатора и кураторов — отдельная тема. У меня формируется свое видение выставки, и, когда я отбираю работы, я вижу ее целиком от начала и до конца. Куратор этого, естественно, не видит, потому что он работает со своей локальной темой. Он не знает зала, не знает структуры, и его выбор может быть хорош сам по себе, но не в ключе всей экспозиции. Поэтому порой кураторы обижаются, когда наши мнения расходятся. Но ведь одно дело, когда привезли готовые проекты, ты их рассмотрел и объединил, и совсем другое — художественная выставка по теме.

— Как происходит отбор авторов? Их участие — это исключительно Ваша инициатива, или человек со стороны может прийти и сказать: «Я хочу, вот мое портфолио»?

— Бывает и так, и так. В основном, конечно, с поиска начинаю я, но люди приходят и сами, увидев анонс выставки. Когда-то мы даже устраивали выставкомы для наших фотографов, но это очень утомительно — разбирать огромный поток якобы фотографов, которые не понимают сути и, естественно, обижаются, когда их работы не принимают. Сначала начинаешь объяснять, потом на десятом-пятнадцатом человеке выдыхаешься. Да и люди разные бывают: есть культурные, есть некультурные… Поэтому мы прекратили практиковать выставкомы и стали отбирать работы по интернету, но это тоже море фотографий, которые мы не успевали отсматривать.

— Кого из авторов, которые будут представлены в этом году, Вы сейчас могли бы назвать в первую очередь?

— Они все разносторонние и потому очень интересные люди. Например, Джон Пеппер (John Pepper) — итальянец американского происхождения, режиссер, продюсер, музыкант и фотограф. Его фотографии именно потому и интересны, что он подходит к их решению художественно.

Или Мустафа Дедеолу (Mustafa Dedeoglu), фотограф из Стамбула. Его работы поразительны. Я первый раз увидела Турцию в совершенно ином свете. Кстати, Мустафа написал нам сам, прочитав информацию на сайте. У нас у всех есть клише в представлении о разных странах и национальностях, и поначалу я отнеслась очень скептически: что там может быть нового? Опять религиозные обряды, процессии… Дело в том, что в 2009 году Фотовернисаж «Человек. Круговороты бытия» был посвящен всевозможным национальным традициям, обрядам и ритуалам — и печальным, и счастливым. Тогда мы показали их в таком количестве и нам несли такое количество крестных ходов и свадеб, что мы очень устали от избитых клише. Но когда я увидела фотографии Мустафы —  этот романтический подход к жизни, этот восточный мистический город, — я соприкоснулась с совершенно другим миром. В этом и есть колоссальная сила искусства — великое преображение.

© Мустафа Дедеглу / Mustafa Dedeglou

© Мустафа Дедеолу / Mustafa Dedeoglu

— Западная фотография — это отдельный мир, и мы по большому счету живем в отрыве от него. Между тем среди участников Фотовернисажа огромное количество зарубежных фотографов. Что для них российская фотография — экзотика, перспективы или наоборот — шаг в прошлое?

— Иностранцы очень деликатны, поэтому они всегда обходят эту тему. А что они думают в реальности о нашей фотографии, сказать сложно. Но по большому счету мы это и так знаем. Мы сами можем сравнивать и видим, как далеко они ушли. И этому есть много объяснений. Да, в советское время, когда у нас была репортерская фотография, этому уделялось большое внимание, была школа. Потом все развалилось, а сейчас вдобавок ко всему появилась цифра. Все это верно, но я думаю, что еще есть момент характера: леность и свойственный Петербургу снобизм: мы — Петербург, и нам достаточно того, что мы — Петербург, и учиться нам ничему не надо. И когда смотришь, что делают в других городах России, видишь, что иногда фотографы там более креативны. После Перестройки у нас в городе появилась небольшая группа очень интересных мастеров, но она не растет, и я не могу назвать имена молодых фотографов в Петербурге, которые предвещают нам какой-то прорыв. В Москве — может быть, в силу того, что город более динамичный, там больше возможностей — финансовых, выставочных, кураторских. Конкурентная среда подталкивает фотографов к большей динамике, к большей открытости, повышает требования, и, если ты не попадешь в эту струю, ты окажешься за бортом, будешь неинтересен. А здесь у нас все более консервативно, вразвалочку что ли. И это порой очень обидно, потому что западные фотографы приезжают в наш город специально, ради самого города, нашей истории и культуры. Все эти крупные мастера, которые где только ни были, приезжают в Петербург, снимают город, с удовольствием общаются с нашими фотографами и не фотографами, объясняют, делятся опытом. Это значит — мы интересны как культурная столица.

— Кто Вам помогает в организации вернисажа?

— У меня отличная команда сотрудников, которых я много лет подбирала, учила и которые с большим удовольствием учились в процессе вместе со мной. Этому делу надо отдаваться с энтузиазмом, затрачивать свои эмоциональные силы на каждого человека, с которым работаешь, иначе ничего красивого и серьезного не получится. Работа, безусловно, очень энергозатратная: и непосредственно отбор фотографий, и монтаж, и общение с людьми, и организация размещения… А потом они приезжают, и со всеми надо общаться, ведь личный контакт — совсем иное, нежели переписка.

— У Высоцкого в «Алисе в стране чудес» есть слова: «Что остается от сказки потом — После того, как ее рассказали»? Что остается после выставки?

— Самое главное, что остается у человека, это память. Многие выставки, которые я организовывала, остались в истории. В 1997 году я делала первую эротическую выставку из всех художественных музеев в Санкт-Петербурге. Она называлась «Паломничество на остров Киферу». Тогда мне ставили всяческие препоны: как можно показывать эротику, время не пришло… Хотя это художественный материал. Сейчас уже совершенно другие времена, а шлейф тянется за мной до сих пор. Просто есть вещи, которые остаются в памяти, которые что-то меняют. Например, «Род человеческий» — огромнейшая выставка, которая осталась в памяти людей. Когда через много лет я возвращалась к этой теме с выставкой «Человек. Круговороты бытия», я ориентировалась на нее, на тот труд, который был проделан, на изданные каталоги.

— Фотовернисаж стал брендом за 10 лет. Это огромный период, целое фотографическое поколение. Есть ли мысль об общем каталоге или мультимедийном интернет-проекте?

— Идея потрясающая, но это очень сложно. Для того чтобы напечатать такой каталог, нужны значительные средства. Без финансовой составляющей не сделать ни один проект, мультимедийный в том числе. Нужно нанимать людей, собирать материал, просить у всех авторов, с которыми мы работали, разрешение на использование их работ. Другими словами, это отдельный самостоятельный проект, которому надо посвятить время.

— После вернисажа почти сразу же начинается Фотоярмарка. Это плюс или минус?

— Исторически идея фотографических выставок появилась именно у директора Фотоярмарки Алексея Васильева. Они всегда включали в свое мероприятие фотографическую выставку. И, поскольку интерес к фотографии рос, стало понятно, что делать серьезные экспозиции в рамках узкого проекта невозможно, что нужно заниматься этим отдельно. Так возник Фотовернисаж, и наши мероприятия стали рассматриваться как единое целое. Я в этом не вижу ничего плохого. У ярмарки в основном коммерческая составляющая, у вернисажа — совсем иная, своя.

С Мариной Джигарханян беседовал Борис Тополянский,
© «Петербургский фотограф»

ГОРОДА и ЛЮДИ

Время проведения: 10 — 29 сентября 2012
Организаторы: ВЦ РЕАЛ, ЦВЗ «Манеж»
Место проведения: ЦВЗ «Манеж» (Исаакиевская пл., д. 1)

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus