Том ЧамберсПФ и Фотовернисаж-2012 представляют:

Том Чамберс (Tom Chambers) — американский фотограф, окончил Колледж Искусств и Дизайна Ринглин (Пенсильвания) по специальности «графический дизайнер». Несколько лет занимался оформлением и дизайном журналов и упаковочных материалов. С 1998 года Том Чамберс создает фотомонтажи, работая в стилистике, близкой реализму Эндрю Уайета — американского художника середины XX века.
Корреспондент ПФ расспросил Тома Чамберса о «магическом реализме» его работ и переплетении иллюзии и реальности.

— Том, какие Ваши внутренние переживания становятся предпосылками для рождения серии?

— Каждая из моих серий отражает мое представление о важных для меня вещах. Например, поводом для создания серии «Entropic Kingdom» («Энтропическое королевство» — ред.) послужила тревога о состоянии окружающей среды. А последняя серия «Illumination» («Освещение» — ред.) стала своего рода исследованием силы света и возможностей, которые он открывает. Обычно, вдохновляющим фактором для создания каждого конкретного изображения служат мои мечты, путешествия, книги и музыка.

— После того как Вы создали изображение, становится ли воображаемый мир реальностью для Вас и для зрителя?

— Мои фотографии отражают мои мысли и представления о мире еще до создания фотомонтажа как такового. Фотомонтаж — это переплетение реальности и моих мечтаний. А что касается зрителей, то хочется надеяться, что мои работы создадут настроение или породят эмоциональный отклик, который станет толчком для саморефлексии, размышлений и, возможно, изменения поведения. Я надеюсь, что, смотря серию «Entropic Kingdom», зритель задумается о существующих угрозах окружающей среде и пересмотрит свои собственные выбор и поведение.

— Всегда ли зритель понимает, что его обманывают? Осознает ли он, что изображенный мир — это не реальность?

— У меня нет цели обмануть зрителя. Я открыто говорю, что мои работы — это монтаж, а не фотоснимок реальности. Но реализм моих работ, в противоположность фантазии, заставляет зрителя соотнести себя с изображением, найти связь.

— Если зритель воспринимает созданный Вами мир с долей мистицизма, значит ли это, что Вы достигли своей цели?

— Искусство очень индивидуально. Безусловно, в моих фотомонтажах есть умышленный мистицизм, поскольку я стремлюсь одновременно выразить свои идеи и создать пространство для зрителя, чтобы подтолкнуть его к собственным выводам. Я не хочу диктовать ничего конкретного. Я хочу, чтобы зритель оказался до определенной степени эмоционально вовлеченным. Если это происходит, значит, я добился успеха.

— Продолжает ли эстетика Ваших фотографий эстетику живописи Эндрю Уайета? Его живопись фотографична или Ваши фотографии живописны?

— Мои работы часто называют живописными. В целом, мой творческий процесс сродни работе художника: то же выстраивание элементов композиции, то же нанесение слоев краски. Уилсон Чамберс, мой дед по отцовской линии, был профессиональным художником и иллюстратором. Он был в дружеских отношениях с Ньюэллом Конверсом Уайетом, отцом Эндрю, поскольку они жили по соседству на фермах в юго-восточной Пенсильвании. Мой дед и Ньюэлл Уайет творили в одном стиле, который подчеркивал значимость природы и чувство личного родства с землей. Безусловно, стиль деда повлиял на меня и мои художественные предпочтения и вдохновил на то, чтобы сделать искусство и своей профессией, и увлечением. Как и у Эндрю Уайета, в моих работах очень сильно эмоциональное начало.

Том Чамберс

© Том Чамберс/Tom Chambers. Из серии «Illumination»

— Вы создаете элементы своего изображения, используя только естественный свет. Если сам образ искусственен, для чего усложнять задачу и не отснять часть сюжета при студийном свете?

— Когда я продумываю идею фотомонтажа, я отправляюсь на место съемок, чтобы изучить окружающую обстановку, которая в свою очередь дает вдохновение для самого снимка. Это особенно важно для заднего плана каждого фотомонтажа, который я создаю из целого ряда изображений. Если для финальной картины мне чего-то не хватает, я создам это в студии. Тем не менее, свет должен быть идентичным тому естественному, который присутствует в других элементах картины.

— Вы достаточно подробно рассказываете о процессе создания своих работ. Не разрушает ли это иллюзию реальности для зрителя?

— Для меня фотография — это форма самовыражения. Мой подход заключается в том, чтобы сконструировать изображение, иллюстрирующее момент времени. В этом построении и состоит уникальность моих работ. Меня часто спрашивают, каков процесс создания фотомонтажа, и я с радостью рассказываю, как я это делаю. Надеюсь, техническая сторона не заслоняет для зрителя суть моих работ, но наоборот — углубляет понимание.

— Значительное влияние на Вас оказал «магический реализм» Габриэля Гарсиа Маркеса и Карлоса Фуэнтеса. Вкладываете ли Вы в свои серии литературный контекст?

— Да, «магический реализм» сильно повлиял на все мое творчество. Я стремлюсь создавать такие изображения, все элементы которых кажутся реальными, но при этом среди них есть одна деталь, из-за которой возникает чувство неправдоподобия. В этом смысле можно говорить о влиянии таких знаменитых писателей, как Маркес, Фуентес и Маккарти, но прямых литературных аллюзий и привязок к их творчеству в моих работах нет.

— Вы создаете свою собственную мифологию. Кто ее боги и герои?

— Я верю в силу творения. Каждый из нас обладает силой демиурга, способной создать собственную реальность, которая может быть положительной, если мы пожелаем и если будем открыты бесконечным возможностям жизни. Во вселенной мы все объединены связью с природой и землей. И мы, в свою очередь, должны заботиться друг о друге и окружающей среде.

— Тема Фотовернисажа-2012 «Города и люди». Соответствует ли ей серия «Entropic kingdom»?

— Для меня большая честь быть приглашенным на Фотовернисаж-2012, и, мне кажется, что серия «Entropic kingdom» прекрасно соотносится с темой выставки. В этой серии отражено постоянно существующее напряжение между человеком и окружающей его средой. Люди строят свою жизнь, ориентируясь только на себя и совершенно забывая о том, какое негативное воздействие это может оказывать на мир животных и природу в целом. И эта проблема становится особенно острой для жителей городов. По мере глобализации мира все больше и больше людей будут селиться в городах, и сегодня уже 50% населения Китая живет в городской черте. Во всем мире перед людьми стоят огромные и серьезные задачи по защите и сохранению окружающей среды.

— Если бы Вас лишили «фотошопа», Вы бы оставили фотографию?

— «Фотошоп» — всего лишь средство самовыражения. До его появления различные манипуляции с изображением осуществляли в темной комнате. Цель моих фотографий — сконструировать изображение, которое воссоздаст ускользающий «момент» моего воображения. Если бы не было «фотошопа», я бы нашел другой способ создавать и воплощать свои идеи средствами фотографии или даже живописи.

 

Сайт Тома Чамберса www.tomchambersphotography.com

С Томом Чамберсом беседовала Ирина Билик,
© «Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus