Анастасия КичигинаО собственном пути в фотографии и о том, почему для формирования фотосерии нужна жизненная и интеллектуальная зрелость, рассказывает Анастасия Кичигина — лауреат конкурса «Молодые фотографы России-2012». Анастасия родилась в Омске в 1981 году. По образованию и профессии архитектор. Живет в Санкт-Петербурге. Член Союза Фотохудожников с 2010 года.

— Анастасия, как Вы занялись фотографией?

— Мне это было интересно еще с самого детства. Мой дедушка был редактором областной газеты в Ташкенте, сам много снимал, и я могла наблюдать весь процесс. В школе урывками посещала фотокружок — периодически приносила свои снимки, показывала, смотрела, как печатают. Но все время оставалась в стороне от всех школ и тусовок. Длительное время фотографировала на бытовом уровне — друзей, пейзажи. Переход на другой уровень случился лет восемь назад. Сначала изучала теорию самостоятельно, потом, после переезда в Петербург четыре года назад, познакомилась с людьми, которые помогли мне глубже понять фотографию и выбрать в ней верное для себя направление. Они дали правильный вектор, открыли глаза на то, что фотография идет рука об руку с музыкой, живописью, литературой. И появилось огромное поле для размышлений, самосовершенствования и самокритики, конечно. Этими людьми были москвич Алексей Крик и петербуржец Антон Терещенко.

— Вы сейчас продолжаете работу по основной специальности?

— Да, прежде всего я архитектор и работаю архитектором. Но и фотография — не просто увлечение, хобби. Это гораздо серьезнее. Я посвящаю ей практически все свободное время, но делать ее своей основной работой я бы не хотела. Работа подразумевает заказчика, который диктует свои условия. Нужно себя заставлять делать то, к чему чаще всего не лежит душа, подстраиваться под чужие вкусы, успевать к определенному сроку и т.д. При таком подходе желание фотографировать совершенно отпадает. Приходит моральная усталость.

— В 2010-ом году Вы вступили в Союз фотохудожников. Для чего?

— Член Союза фотохудожников приобретает определенный профессиональный статус. Это часть фотографической карьеры. У меня есть опыт общения с западными кураторами и галеристами. Одно дело, когда ты просто присылаешь портфолио, а другое — когда указываешь на свое членство в Союзе и даешь на него ссылку. Кроме того, это иногда помогает для прохода на различные мероприятия. Не нужно объяснять, кто ты и зачем пришел фотографировать, показал билет СФХ, и все без слов понятно.
И вообще, интересно наблюдать, что делают мои коллеги, быть в курсе фотографических событий, которые освещает сайт Союза фотохудожников.

Анастасия Кичигина. Серия «Отрешенность»

© Анастасия Кичигина. Из серии «Отрешенность»

— Серия, которую Вы показали на конкурсе «Молодые фотографы – 2012», создавалась специально для него?

— Нет, изначально это были фотографии, снятые отдельно и в разное время, а на конкурс я их собрала воедино, вычленив в каждой из них объединяющую их часть.
Если вы посмотрите другие мои серии, то увидите, что работы в них собирались не по смысловому или литературному признаку, а скорее по признаку визуальному.

— Тем не менее, вводя эпиграф, Вы отсылаете своего зрителя к религиозной философии Мейстера Экхарта.

— На самом деле, просто хотелось одним емким предложением охарактеризовать то, что я собрала. До этого фраза жила отдельно, фотокарточки — отдельно. Когда я собрала серию, стала искать название. Естественно, некоторое время все переосмысливалось, а потом собралось воедино, и получилось то, что получилось. Опыт, накопившийся с прошлых лет.

Вы вообще не стремитесь к «серийности»?

— В моем представлении серия — это более глобально, чем просто набор фотографий на определенную тему. «Большая форма» не дается по заданию, она итог долгосрочных переживаний, переосмысливания, если говорить не о количественной, а о качественной стороне. Это не набор иллюстраций к литературному рассказу. Например, творчество Ляли Кузнецовой вполне отражает мое представление о серии. Сейчас проект, серия — это скорее коммерческая единица, нежели творческая, если можно так сказать. У меня больше потребность расти в глубину, а не в ширину, и пока единичная фотография дает мне то, что я ищу.

— Черно-белая стилистика Ваших снимков закладывается уже в момент съемки?

— Конечно. Снимая, я всегда знаю, что это будет — цвет или черно-белая фотография. Это совершенно разные визуальные усилия.

Анастасия Кичигина. Серия «Отрешенность»

Анастасия Кичигина. Из серии «Отрешенность»

— Вы выставляетесь?

— Да. Сейчас, например, у меня проходит персональная выставка в Москве. Было несколько совместных выставок с Антоном Терещенко. После прошлогоднего портфолио-ревю меня пригласили в Загреб. Надо, конечно, жить в реальности, а не в сетях. Сети, сайты — все это очень зыбко. Хочется живого общения, бумажных отпечатков.

Каковы результаты Вашего участия в портфолио-ревю в Москве?

— Все мероприятие продолжалось дней 7-10. Было составлено расписание, встречи с кураторами, критиками и так далее. Лично для меня самым интересным было закулисное общение с людьми, с которыми я была знакома только виртуально. Одно дело видеть работы в сети, а другое — личное общение, возможность посмотреть, полистать отпечатки. Необыкновенное удовольствие, потому что уровень фотографов был довольно высокий. После портфолио-ревю поступило несколько предложений, но пока из осуществленного только выставка в Загребе. И еще несколько моих фотографий были приобретены для частных коллекций в Лондоне.

— Какого рода предложения?

— В основном выставки. Книгу мне никто не предложил напечатать, но я сама понимаю, что на книгу у меня просто нет материала. У меня больше единичных фотографий, а чтобы выпустить книгу «Анастасия Кичигина: лучшее», нужно достичь уровня известности, например, Алекса Уэбба.
Еще получила какие-то полезные контакты, с некоторыми людьми поддерживаю отношения, переписываюсь.

— «Молодой фотограф». Что Вы сами вкладываете в это понятие?

— В первую очередь ограниченность жизненного опыта, характерного для молодости. То есть насмотренность, начитанность, какую-то внутреннюю душевную работу. Сколько ты наснимал, какие у тебя выставки, регалии, награды — это все не так уж и важно. Фотографом тебя это не сделает. Фотографа из тебя сделает твой культурный уровень, наложенный на жизненный опыт. Осмысление единого культурного пространства музыки, литературы, кинематографа, живописи, архитектуры плюс какие-то душевные потрясения. Надо пройти каторгу Достоевского или обладать десятинами Толстого, чтобы поднимать серьезные темы.

С Анастасией Кичигиной беседовал Борис Тополянский,
© «Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus