Йорг Колберг

Фото: Jonathan Saunders

Последнее, что нам нужно, это возвращение к избитому спору об аналоговой и цифровой фотографии. Я вообще никогда не считал эти прения особо увлекательными. Я в равной мере хорошо отношусь и к цифровой, и к аналоговой фотографии. Камера — это инструмент, а лично мне не очень интересно говорить об инструментах. С другой стороны, подобная формулировка может показаться слишком упрощенным изложением моей точки зрения. Поэтому начну сначала.

Когда на сцене появилась цифровая фотография, огромное количество споров завертелось вокруг сравнения цифры и пленки, при этом последняя выступала как эталон. Вот новый инструмент. Каков он по сравнению с прежним? Мне это не столь интересно. Но что имеет значение, так это то, что каждый инструмент обладает своими собственными характеристиками. И инструмент А, и инструмент Б могут быть оба хороши в чем-то, но в то же время инструмент Б позволяет делать то, что нельзя сделать с помощью инструмента А. Вот что мне интересно, потому что в категории искусства (а это как раз то, что меня больше всего волнует) новый инструмент может открыть новые возможности.

После, как я надеюсь, прояснения моей точки зрения предлагаю еще одну — провокационную: как бы поразительно это ни звучало, цифровая революция в действительности не произошла1. Пока?

Что я имею в виду? Несколько вещей кажутся очевидными. Прежде всего, с появлением цифровой фотографии многие фотографы лишились средств к существованию (в действительности не только фотографы, но давайте здесь ограничимся сферой фотографии). С точки зрения бизнеса, цифровая революция произошла. Лично я не особо увлекаюсь социально-экономическим дарвинизмом, который так распространен, скажем, в коммерческой фотографии. Мне также безразличен бизнес-аспект, поэтому я не собираюсь рассматривать их здесь2.

В технологическом плане цифровая фотография привнесла не так уж много нового. Сегодня каждый человек превратился в фотографа — частично, как мы все знаем, потому, что маленькие встроенные камеры есть везде, в особенности в мобильных телефонах3. Цифровая фотография также разрешила различные технические проблемы. Последнее поколение цифровых камер отлично работает даже при крайне скудном освещении. Попробуйте пленочную камеру в таких условиях! Можно легко совмещать фотографии и т.д., и т.п. Но посмотрите на иконки в программе Photoshop: это все инструменты реального мира. До появления Photoshop люди проделывали те же операции в темной комнате, что сейчас совершают на компьютере. Зачастую требовалось гораздо больше труда и времени, но тем не менее это было возможно.

Но технические новшества остаются техническими новшествами. История фотографии очень показательна в этом смысле. Независимо от периода, который мы рассматриваем, прогресс происходил, по крайней мере, отчасти благодаря (или вопреки) техническим переменам. Это очевидно — будь то более быстрые фотографические материалы, камеры меньшего размера или что-либо еще.

В прошлом прогресс часто означал нечто новое — не только то, что было невозможно прежде, но и то, что расширяло границы. Иными словами, фотографы зачастую использовали новые инструменты, чтобы обогатить средства художественного выражения.

Тем не менее, крайне важно понимать, что зависимость между развитием технологий и эволюцией средств художественного выражения не так проста, как это может показаться. Она очевидна в случае с 35-милиметровой камерой и фотожурналистикой: для съемок в этом жанре необходим небольшой удобный фотоаппарат. Однако в случае, например, с фотографией в дневниковом жанре, который возник в конце прошлого века (Нэн Голдин), все не столь прозрачно. Таким образом, некоторые изменения в сфере фотографии были вызваны техническими новшествами. Другие, будучи основанными на тех же технических переменах, были спровоцированы чем-то иным, возможно, культурными тенденциями. Это необходимо иметь в виду. Несмотря на то, что технические предпосылки лежат в основе развития фотографических тенденций и жанров, они не обязательно обуславливают их.

Это говорит о том, что цифровая фотография, возможно, еще слишком молода для того, чтобы мы могли оценить всю ее революционность. Может быть, что-то появится в будущем, как в свое время возник тот же дневниковый подход. Кто знает? Мы не можем этого исключать.

Все же уже сейчас мы можем заключить, что цифровая фотография не в достаточной мере использована для расширения границ средств художественного выражения. Она лишь незначительно улучшила то, что было возможно сделать с помощью аналоговых камер. Куда ни глянь, цифровая фотография существенно упростила жизнь людей. В этом нет ничего плохого. Но где те художники, которые используют характерные свойства цифровой фотографии, те ее качества, которые отличают ее от аналоговой?

Давайте говорить предельно честно: манипуляции с изображениями на компьютере отнюдь не новы. Это не революционное изменение. Фотографы печатали и ретушировали фотографии в темных комнатах на протяжении сотен лет, и первые комбинации негативов датируются 1800-ми годами. «Цифра» упростила процесс, но никакой новизны в этом нет.

Как я уже писал в статье «Фотография после фотографии?», в тот момент, когда на сцену вышла цифровая фотография, фотография как таковая повернула вспять, сфокусировавшись на прошлом. Здесь нет необходимости повторять эти рассуждения, но я хотел бы сделать одно уточнение: моя статья отнюдь не посвящена будущему. Многие читатели отреагировали на нее так, словно я выказал крайнюю озабоченность этим. Каково будущее фотографии? Простой, но не слишком хороший вопрос. Вместо этого, спрошу иначе: что случилось с творческими устремлениями в этом средстве художественного выражения? Почему они обращены в прошлое, в фотографическую историю? Где порыв в будущее?

Небольшое утешение можно найти в книге «Ретромания» Симона Рейнольдса, где он рассуждает о возникновении новой музыки в течение первого десятилетия 21 века (по сравнению с различными жанрами, появившимися, скажем, в 1990-х гг.). Конечно, сложно сказать, проблема ли это одной фотографии или культуры в целом. Если продолжить параллель с музыкой, то цифровая революция породила в ней различные новые типы и виды. Считается, что немецкие пионеры в области электронной музыки — группа Kraftwerk — создали практически все новые музыкальные жанры (прежде всего, электроника и техно).

Где аналог жанра техно в цифровой фотографии? Думается, что его нет. Фотографы меняют свои пленочные камеры на цифровые, чтобы использовать их лишь как усовершенствованную «пленку». Некоторые, безусловно, проделали путь назад, вернувшись к прежним аналоговым процессам. Все это прекрасно. Сейчас делается много качественных работ. Но где пионеры, по-настоящему исследующие художественные средства цифровой фотографии?

Комментируя мою статью «Фотография после фотографии?», Том Григгс пишет:

«Мы определили язык, на протяжении последних 50 лет занимаясь проверкой, испытанием, продвижением и взращиванием. Давайте теперь определим прогресс с точки зрения повышения мастерства и усложнения. Давайте оценивать его умением изящно совмещать элементы технологии, формы и содержания таким образом, чтобы прочитывался окружающий его контекст. Определение прогресса должно быть переосмыслено как способность фотографа предъявить свежий визуальный диалог, проистекающий из творческого слияния и гармоничного сочетания технологий, формы, содержания и контекста».

Прекрасно. Возражений нет. Мы даже можем наблюдать это сегодня. Очень удобный и утешительный подход к средствам художественного выражения. Но здесь нет амбиций. Или, будем судить по справедливости, их очень мало. Где страсть в «способности фотографа предъявить свежий визуальный диалог, проистекающий из творческого слияния и гармоничного сочетания технологий, формы, содержания и контекста»?

Я ничего не имею против этих постепенных изменений (хотя мое шестое чувство подсказывает мне, что в современной фотографии люди идут на поводу тенденций вместо того, чтобы отталкиваться от них). Но, в отличие от Григгса, я не думаю, что мы действительно в достаточной степени проверили, испытали, продвинули и взрастили язык наших средств художественного выражения.

В частности, мы даже не попытались выяснить, на что окажется способной цифровая фотография, если мы перестанем воспринимать ее как улучшенную версию пленки. Цифровая фотография еще никак не осмыслена. Наше представление о ней соответствует представлению об аналоговой фотографии, несмотря на то, что их свойства зачастую сильно отличаются.

Другими словами, мне интересно, когда люди станут изучать это новое средство — цифровую фотографию. Не как версию аналоговой фотографии с расширенными возможностями, не как нечто более удобное и позволяющее стилизовать снимки на смартфоне под старину. И не как мультимедийный инструмент. Но как средство, с помощью которого можно делать то, что не по силам аналоговой фотографии. Учитывая потенциал, скрытый в цифровой фотографии, нас может ожидать сюрприз, при условии, что существует достаточно художников, желающих смотреть в будущее.

1 Вы можете спросить, зачем все эти провокации. Это неплохой способ взбудоражить себя и окружающих. В чем прелесть искусства, если оно не рождает горячих споров?

2 Настолько, насколько бизнес-сторона цифрового мира оказывает влияние на мою деятельность: я готовлю тексты для этого вебсайта бесплатно, поскольку очевидно, что никто не хочет платить за онлайн-контент (надо сказать, крайне плохая бизнес-модель).

3 Мы принимаем это как должное, но наиболее значимая часть перемены состоит в том, что теперь каждый человек носит с собой телефон. Когда я рос, мобильных телефонов не было. Если вам нужно было позвонить, вы должны были найти телефон. В качестве ремарки: если вы посмотрите фильмы жанра нуар до наступления эпохи мобильных телефонов, то поймете, что факт существования телефонных будок — а вам необходимо было обязательно иметь мелочь, чтобы воспользоваться общественным телефоном — был зачастую важным сюжетным элементом.

Текст Йорга Колберга (Jörg M. Colberg)

Источник: jmcolberg.com

© Ирина Билик, перевод, 2012
«Петербургский фотограф»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus