19 мая в Москве открылась выставка финалистов конкурса «Гражданский протест», организованного Центром документальной фотографии при музее и общественном центре им. А. Сахарова.

На вопросы ПФ ответили куратор Центра — Александр Сорин и победители конкурса — петербургские фотографы Александра Древаль (второе место в номинации «Одиночная фотография») и  Михаил Доможилов (второе и третье места в номинации «Серийная фотография»).

Александр СоринАлександр Сорин, куратор Центра документальной фотографии «FOTODOC» при Сахаровском центре.

— Подведены итоги первой части проекта «Гражданский протест». Сколько работ было прислано и каково разделение по регионам страны?

— Участие приняли 220 фотографов. Авторы присылали одиночные картинки и серии. Что касается регионов, то особенно отличился Питер: было много работ и очень хорошего уровня. Кроме того, активно проявили себя Новосибирск, Краснодар. Приятно, что в конкурсе участвовали не только москвичи.

— В описании конкурса сказано, что протест может быть политическим, социальным, культурным. Тем не менее, на представленных снимках присутствует в основном политический контекст. Или что-то осталось за рамками представленных на сайте карточек?

— Кроме политических работ, были еще фотографии на экологическую тему, из культуры — демонстрация из Новосибирска. Пожалуй, и все. Этот конкурс — картина фотографических тем и интересов профессионалов. Наши фотографы не очень изобретательны в выборе объектов и тем. Большинство конкурсантов — профессионалы: штатные фотографы и фрилансеры, — и съемки были результатом их ежедневной журналистской работы. «Народная фотожурналистика» была задействована в гораздо меньшей степени.

— Сама идея конкурса изначально носила фотографический или политический характер?

— Здесь речь идет о политической журналистике, а не о пейзажах и натюрмортах. Какова изначальная идея фотожурналистики? Документальная. Решать ее можно разными методами, и жюри оценивало, прежде всего, качество ее исполнения.

— В чем состоит специфика деятельности куратора при отборе работ на итоговую выставку?

— Победителей конкурса отбирает жюри, а задача куратора — сделать выставку более широкой историей, чем просто набор лучших работ. Организаторы считали, что в экспозицию должны войти фотографии, набравшие максимальное количество голосов членов жюри, но не занявшие призовые места, — работы, максимально отражающие разнообразие и географию протестов.

— Не следовало ли продлить прием работ в связи с тем, что сейчас идет новая волна протестных акций?

— Да, безусловно, продлить было бы надо, но неизвестно на сколько. В Москве выставка работ открылась 19 мая, а на следующий день победители показали свои слайд-шоу о майских событиях. И после показа в Москве очень хочется провезти экспозицию по другим городам.

— Впереди другой конкурс — «Меньшинства». Много работ уже прислано?

— Пока мало. Но на «Протест» тоже 60 процентов работ было прислано лишь в два последних дня. Несколько фотографов признались, что снимают проекты специально для конкурса.

— Наверняка одной из тем будут нетрадиционные гендерные отношения. Не возникнет ли препятствий в процессе публикации фотографий в связи с законотворчеством, касающимся запрета пропаганды подобных отношений среди несовершеннолетних?

— Гендерных проектов много не будет. Основной темой станут именно социальные меньшинства. А о публикации фотографий на тему гомосексуализма сказать что-то очень сложно. Кто обладает четким критерием, что подпадает под действие закона? Боюсь, никто. Чиновники и суды решают это каждый раз индивидуально, исходя из своих представлений и интересов.


 

Александра ДревальАлександра Древаль, фотограф, студентка Университета кино и телевидения

— Александра, несколько слов об истории возникновения карточки «Я шел на свидание».

— Фотография была снята 10 марта рядом с Исаакиевским собором. Мне очень повезло, что на митинге были мои друзья, которым я звонила и спрашивала, что где происходит. Благодаря этому мне удалось найти этот автозак, который крутился по городу, и снять кадр. Изначально планировалось шествие митингующих по Невскому проспекту, но большинство не дошли даже до половины.

— Вы присутствовали на акции как ее участник или как репортер?

— Я была и фотографом, и участником акции. Это была моя гражданская позиция, и я хотела выразить свои эмоции, запечатлев то, что происходит. На митингах я снимаю не по работе, и в этом есть трудность, так как у меня нет официальной аккредитации, и меня так же спокойно могут «свинтить» и посадить в автозак. На самом деле на митингах снимать не тяжело. Да, опасно, да, приходится много бегать, но оно того стоит. Некоторые газеты потом опубликовали мои фотографии.

Александра Древаль Я шел на свидание 

— Вы познакомились с героем своего снимка?

— Да, мне удалось познакомиться с этим молодым человеком. Я была на суде как свидетель и знаю, что, несмотря на предоставленный фото- и видеоматериал, неправильные показания полицейского и другое, его все равно осудили по двум статьям — 19.3 и 20.2.

— Большинство Ваших работ не относятся к политической документалистике. Почему Вы решили заняться этой тематикой?

— В основном я предпочитаю художественную фотографию и мало занималась репортажем. Но в этом случае я испытывала те же эмоции, что и люди, выходившие на митинги, и постоянно думала об этом. И именно тема протеста увлекла меня как человека и как фотографа.


 

  Михаил ДоможиловМихаил Доможилов, фотограф-фрилансер

— Вы получили призовые места в двух сериях снимков. Они сделаны по редакционному заданию или по собственной инициативе?

— Обе серии были сделаны по собственной инициативе. Дело в том, что я несколько месяцев снимаю фотопроект, посвященный явлению современного русского национализма. Серия, занявшая третье место, — это сборник снимков с демонстраций, митингов, акций протеста, где участвовали националисты. Часть из этих мероприятий были совместными с другими политическими оппозиционными силами и обычными гражданами, которым не безразлично, что происходит в стране. Серия, занявшая второе место, — как раз пример такой акции — это несогласованный митинг на Исаакиевской площади 5 марта, на следующей день после президентских выборов. На эту съемку я пришел с той же целью: снимать националистов, но в итоге решил фотографировать все событие целиком.

— Испытывали ли Вы личную вовлеченность в отображаемые события?

— Каждый митинг и демонстрация отличаются друг от друга. Меня достаточно сильно тронул митинг в Москве на Болотной площади после парламентских выборов, а также события на Исаакиевской площади, про которые я рассказал выше.

— Каково было отношение к Вам со стороны силовых структур?

— Иногда жесткое, но не жестокое. На согласованных с властями акциях обычно все проходит гладко. На несогласованных есть вероятность оказаться временно задержанным или очень грубо оттесненным. В особенности, если пытаешься быть в гуще событий.

— Когда просматриваешь обе серии на сайте организаторов конкурса, карточки идут друг за другом нон-стопом, без разделения. Фактически одна серия сливается с другой. Пытались ли Вы найти свой визуальный язык для каждого из событий?

— Нет, для меня это все одна история. Хотя серию с Исаакиевской площади я пытался собрать из фотографий чуть более сюрреалистичных и передающих эмоциональное состояние людей. Отсюда много снимков специально нерезких.

— Чем вызвана исключительно черно-белая стилистика этой темы?

— Свои проекты и серии я выполняю в основном в черно-белых цветах. У меня непростые отношения с цветом. Цвет в фотографии — это очень сильное выразительное средство, которое может и наоборот — ухудшить картинку. С другой стороны, многие замечают, что фотографии у меня достаточно драматичные, наверное, в этом смысле черно-белая гамма может лучше передать атмосферу события.

— Почему именно националистическое движение вызвало у Вас наибольший интерес?

— Потому что, мне кажется, это уникальное явление, которое к тому же в фотографическом плане еще никто глубоко не исследовал в России. Оно затрагивает и спорт, и культуру, и религию, и конечно, политику.

— Как реагировали участники акций на Вашу работу?

— Чаще всего нормально. Те, кто по каким-то причинам не хотят быть сфотографированными, либо носят маски, либо дают понять фотографу, что съемка нежелательна.

— Какова дальнейшая судьба обеих серий, помимо конкурса?

— Фотографии из серии «Националисты на улицах», конечно, войдут в мой фотопроект о национализме. Пока я не сделал и половины намеченного, и говорить, что будет в итоге, — рано. Объективность и субъективность в фотожурналистике — это извечный вопрос. В абсолюте любая фотография субъективна. Но моя задача как журналиста — быть непредвзятым и не думать стереотипами. В любом случае, это будет, конечно, личное мнение и личное высказывание.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus